Ещё совсем недавно известный одесский историк, журналист и общественно-политический деятель Александр Васильев не предполагал, что станет политическим беженцем. Что будет вынужден скрываться в Крыму, а многих его товарищей арестуют или убьют.

– При каких обстоятельствах вам пришлось покинуть родную Одессу?

– СБУ завела на меня уголовное дело по статье «сепаратизм» за участие в протестном движении «Куликово поле». Помимо меня, по этому делу проходило ещё несколько человек: Антон Давидченко – наш «полевой командир», организатор палаточного городка и маршей сопротивления; депутат облсовета, активист движения «Боротьба» Алексей Албу; руководитель общественной организации «Сопротивление» Ростислав Барда – бывший член КПУ, которого, кстати, «попросили» из партии за слишком активную анти-майдановскую позицию.

По делу мы проходили в качестве свидетелей, но эта формальность не должна никого смущать, процессуальный статус запросто меняется на обвиняемого. Давидченко арестовали в середине марта, в его задержании принимали участие сотрудники киевской «Альфы», дело ушло под контроль контрразведки СБУ. После этого стало понятно, что следующим арестантом могу быть я, тем более, меня уже ждали на повторный допрос. И я достаточно быстро принял решение укрыться в Крыму. В Одессе угрожали не только мне, но и членам моей семьи, поэтому переехали сюда вместе с женой и ребёнком. При этом я не прекращаю политическую борьбу, насколько это возможно в условиях эмиграции.

– Возвращаясь к трагедии второго мая – сложилась ли у вас цельная картина произошедшего?

– Безусловно, это массовое убийство можно квалифицировать как акт геноцида, однако остаётся ещё много вопросов. Сегодня ведётся официальное расследование, но доверять его результатам нет никаких оснований, хотя бы потому, что мы видим, как органы следствия относятся к сбору улик на месте преступления. Любой желающий до сих пор может зайти в Дом профсоюзов и найти там новые вещдоки. К результатам парламентской комиссии по расследованию событий второго мая тоже неоднозначное отношение. Наконец, в самой Одессе есть комиссия, созданная из ведущих журналистов города, среди которых есть и сторонники майдана, и его противники. Именно на их выводы я бы всем советовал в первую очередь ориентироваться. Что касается моего видения, безусловно, оно сугубо предварительное, но ни для кого не секрет, что «куликовцы» были настоящей занозой для временного правительства. Своим присутствием мы дико раздражали киевских путчистов, а также местных и иногородних активистов майдана. Насколько я понимаю, футбольный матч «Черноморец – Металлист» был избран в качестве маскировки для операции по ликвидации нашего лагеря.

– Кстати, накануне одесских событий в Харькове с помощью местных футбольных фанатов тоже были устроены столкновения и беспорядки. То есть этот сценарий был «обкатан» заранее, только с меньшей кровью?

– В Харькове и Донецке кровопролитие началось после аналогичных шествий местных фанатов. И для Одессы избрали тот же вариант, представляющий из себя, по мнению его организаторов, идеальное прикрытие. Но достаточно посмотреть на состав участников, чтобы понять, что это никакой не марш фанатов и не мирное шествие. Туда прибыло несколько так называемых «сотен» майдана, отлично подготовленных к уличным боям. Кроме того, мой собственный анализ открытых источников позволяет уверенно утверждать, что для этого мероприятия были стянуты силы практически со всей Украины. О своём участии в этих событиях открыто признаются многие радикальные сторонники майдана из Херсона, Николаева, Ровно, Львова, Винницы, Днепропетровская, Киева и так далее. Но давайте не будем обманываться: основное ядро палачей состояло из одесситов, если этих людей ещё можно так называть. Была проведена серьёзная мобилизационная работа, конечно не для мирного марша, потому что в Одессе и так за евромайдан собираются до десяти тысяч человек. А кого привезли? Боевиков, которые должны были разогнать Куликово поле. В силовом крыле «куликоцев», в частности участники «Одесской дружины», предлагали не дожидаться, пока оппоненты придут уничтожать лагерь, а блокировать толпу в центре города. Но очень быстро всё переросло в неконтролируемые столкновения с использованием травматического и огнестрельного оружия. По моим данным, первый случай применения травматического пистолета, если не ошибаюсь, револьвер с патроном Флобера, был со стороны боевиков майдана, которые обстреляли активистов «Одесской дружины». Начало тех событий породило массу конспирологических версий. Например, пресловутые красные повязки на руках. В интернете уже появились тонны материалов про боевиков Коломойского, однако это всё не имеет никакого отношения к реальности. Это была маркировка, которую использовали в силовом крыле «Одесской дружины», чтобы различать во время боя своих товарищей. Однако не исключено, что уже во время самого столкновения для провокаций могли появиться некие группы людей, не связанные с Куликовым полем. Но пока по этому факту нет никаких прямых доказательств.

– Прокомментируйте, пожалуйста, роль одесской милиции в этих событиях.

– Ещё одна конспирологическая версия строится вокруг бывшего замначальника главного управления МВД Украины по Одесской области Дмитрия Фучеджи, который был замечен на нескольких снимках рядом с нашими бойцами. Считается, что он их инструктировал и способствовал развязыванию последующей бойни. Но, это опять же не имеет никакого отношения к реальности: поверьте, я принимал участие в массе уличных акций – старшие офицеры милиции всегда проводят переговоры с лидерами толпы. Если внимательно изучить видео, выложенное в интернет, станет понятно, что милиция пыталась удержать кордон между двумя враждующими сторонами, но ничего не вышло. Она присутствовала там в недостаточном количестве, была слабо экипирована. У многих, особенно у офицеров, не было даже защитного шлема.

– В Симферополе была очень похожая ситуация была 26 февраля  – на митинге у стен крымского парламента, когда толпа меджлисовцев легко продавила цепочку наших правоохранителей…

– Да, да… всё тоже самое. Когда стало понятно, что наши противники преобладают и количественно, и качественно, – говорю со слов людей, которые участвовали в этом бою и которым я абсолютно доверяю, – у сторонников майдана было больше оружия, не только травматического, но и огнестрельного. Украинские СМИ сразу объявили, что оружие было только у наших ребят, а с другой стороны чуть ли не с голыми руками шли. Но оцените потери сторон – после стычки на Греческой было четыре трупа: первым погиб от огнестрельного ранения молодой парень, десятник Правого сектора. Опять же этот факт оставляет множество вопросов, поскольку все дальнейшие события были спровоцированы этим убийством. Были ли «загадочные снайперы» или это был кто-то из активистов Куликово поля – не готов говорить об этом однозначно. Кроме того, по свидетельству абсолютно достоверного независимого источника – одного из одесских патологоанатомов, который работал в те дни, – из четырёх трупов на двух были георгиевские ленты. И наконец, по моей информации, четвёртый погибший оказался случайным прохожим – жертвой какой из сторон он оказался, тоже неизвестно. А на днях пришло ещё одно трагическое известие – мой давний товарищ Евгений Лосинский скончался в больнице от тяжёлого огнестрельного ранения в живот, которое он получил в тот день в центре города. Есть видеокадры, на которых отчётливо видно как наши ребята один за другим падают от пуль, в том числе и Женя. Оставшиеся в строю бойцы внутренних войск, милиционеры и куликовцы просто вместе держали оборону. Это был момент, когда сторонники майдана уничтожали всех подряд: националисты таранили строй ВВшников на пожарной машине, это тоже есть в сети; их забрасывали камнями, коктейлями молотова как в Киеве, в них стреляли. Так что, волей неволей, «куликовцы» и силовики оказались по одну сторону баррикад.

– После этого развернулась самая ужасная часть Одесской драмы?

–  Первое впечатление, что имел место некий спонтанный марш бросок  из центра города к Дому профсоюзов, обманчиво. Бойцы майдана переместились на Куликово поле не случайно, они были туда организовано направлены. В числе людей, которые их направляли, замечен один из руководителей избирательного штаба партии УДАР Андрей Юсов, хорошо известный в Одессе приверженец националистических взглядов. Ряд его соратников также участвовали в штурме здания. Там же был и один из лидеров самообороны одесского майдана Марк Гордиенко, который призывал всех на Куликово поле. Ну и наконец, у нас есть ещё одна малоприятная личность – Алексей Гончаренко – депутат облсовета, местный одиозный политик, который в своём блоге в «Украинской правде» вёл хронику разгона нашего лагеря. В частности он написал, что в 19:00 ими ликвидирован лагерь сепаратистов на Куликовом поле. Видимо когда он оценил масштабы трагедии, он свою запись исправил, но как говорится, «скриншоты не горят». На прямом включении в эфире у Савика Шустера он объявил на фоне огня, что они уничтожили лагерь сепаратистов.

– Этот товарищ и в Крыму отметился своими провокациями, но здесь его быстро поставили на место.

– Одесса никогда не забудет, как он фотографировался на фоне трупа одного из командиров «Одесской дружины» Гены Кушнарёва. Не забудет, как один местный общественник Юрий Борщенко запускал в здание боевиков через боковой вход. Это означает, что по крайне мере уличную координацию выполняли люди близкие к штабу Эдуарда Гурвица.

– Вам известно, что произошло внутри Дома профсоюзов?

– Довольно сложно об этом говорить, не имея достоверных экспертиз. Но, несомненно, очень много людей погибло в Доме профсоюзов не от огня и не от продуктов горения, а были убиты. Есть масса свидетелей, видеозаписей из самого здания. На одной из них хорошо слышны крики и стоны жертв карателей, но оператора не пропускают за дверь, он объявляет зрителям, что «начался жёсткий замес». Также весь интернет облетел ролик, на котором слышны душераздирающие вопли женщины, умоляющей о помощи. Через некоторое время она затихает, а толпа у Дома профсоюзов радостно ревет: «Слава Украине!». Далее, очень многие трупы были весьма странно обезображены огнём: сожжены только головы и руки, а вокруг не было никаких следов пожара. Обычно так делают, чтобы скрыть следы преступлений, чтобы убитых не могли потом опознать. В частности, с Геннадия Кушнарёва мародёры сняли бронежилет, в котором он был убит и передвинули его тело; на полу у головы остался кровавый след, будто после контрольного выстрела, хотя официальная причина смерти гласит об отравлении угарным газом. Помимо сгоревших и разбившихся жертв, были жестокие расправы внутри самого здания, и это, конечно, оставляет тяжёлые ощущения.

– Говорят, что погибших было гораздо больше?

– Тот патологоанатом, на которого я ранее ссылался, утверждает, что все тела были доставлены в морг и список верен. Тем не менее, лично у меня нет окончательной уверенности в этом. К тому же, есть большой список пропавших без вести, но в него наверняка включены и арестованные, и те, кто спасся в ту ночь и бежал. А такие люди есть, я точно знаю, многие из них связывались со мной в тот трагический вечер.

– Многие искренно удивляются, почему после этой трагедии Одесса не встала на дыбы?

– Город был расколот пополам. Можно спорить в цифрах, но у нас не было такого единодушия как в Крыму, не было такого тотального преобладания как на Донбассе. Так же нельзя упускать, что ответная реакция всё-таки была – несколько тысяч одесситов взяли штурмом областное УВД и, по сути, освободили более 60-ти задержанных. В Харькове сегодня задержано более сотни человек, а никакой силовой попытки их освободить горожане не предпринимают. Одесса же не просто предприняла попытку, но и освободила узников второго мая. Это при том, что город по-настоящему запуган. Во вторых, там присутствует огромное количество карателей из многих регионов страны. Есть информация, что олигарх Коломойский лично контролирует эту операцию, находясь в Одессе. Поэтому у города просто нет ресурсов на серьёзное восстание, ведь никто к нему не готовился. Наши акции до последнего были тем пресловутым мирным протестом. Может быть, сегодня мы можем сказать, что это наша главная стратегическая ошибка. Протестное движение в той форме, что было раньше, исчерпало себя. Сегодня Одесса переходит к партизанской войне, и маховик этого противостояния будет нарастать.

– Почему Одесса так неоднородна?

– Я специально изучал возрастные категории погибших в Доме профсоюзов. Его защитники в  большей степени представлены двумя старшими поколениями: 30-40 и 50-60 лет; а среди убийц доминирует младшее поколение – те, кто родился и вырос в современной Украине. Также напомню, что десть лет назад Ющенко набрал в Одессе порядка 25-30% – это достаточно высокий показатель и эти люди никуда не делись, а к ним примкнули повзрослевшие ровесники «самостийности». Ну и наконец, надо учитывать совершенно беспрецедентную пропаганду, которая людям настолько сильно промывает мозги, что они теряют способность адекватно воспринимать реальность. Многие хватаются за первый же попавшийся фэйк, который укладывается в их искажённую картину мира и когда кто-то разоблачает, слома не происходит – они хватаются за следующий. Однако по моим впечатлениям некий моральный сдвиг после второго мая всё-таки случился. Это не значит, что те, кто был за майдан, бросят своё оружие и побегут в противоположный лагерь, но очень многие, кто оставался нейтральным, однозначно отшатнулись от киевской революции. Аналогичная ситуация со многими умеренными симпатиками майдана. И это вселяет надежду. Но есть ещё группа людей, которые оказались повязанные кровью, которые понимают, что крайняя черта пройдена. Как у бандитов, когда в банду берут новичка и посылают его на убийство, чтобы чужая кровь связала его с ними. Также с нашими врагами: им уже некуда отступать и они сами готовы идти до конца, продолжая давить и уничтожать всё на своём пути. Это самый настоящий фашизм.

– 11 мая на Донбассе и в Луганске состоялся референдум, спустя несколько дней народные губернаторы заявили о подготовке запроса о вхождении в состав Российской Федерации, но Москва до сих пор молчит. Напряжение внутри региона растёт не по дням, а по часам, но пауза продолжается. Ваше мнение, чем это обусловлено?

– Даже если бы к востоку от Луганска плескались воды Тихого океана, то это никак не повлияло бы на нашу борьбу. Да, есть Россия, есть позиция Владимира Путина, но это борьба граждан за свои права. Это принципиально важно. Есть версия, что «пауза» обусловлена противостоянием двух башен Кремля: либеральной и патриотической, условно говоря, и связана она усиливающейся конфронтацией с Западом и санкциями. Посмотрите, чем дальше разворачиваются события на Украине, тем больше падает поддержка Путина со стороны российской элиты. Многие решения блокируются либо искажаются, хотя военная, силовая, гуманитарная помощь могла бы быть и более масштабной. Все разговоры о спецназе ГРУ и чеченских батальонах остаются только разговорами. Люди на Донбассе распечатывают армейские склады с оружием времён ВОВ и пытаются дать отпор в разы превышающему количественно противнику. Группа Стрелкова насчитывает несколько десятков бойцов – не сотен, не тысяч – десятков бойцов, среди которых очень мало опытных офицеров. Это совсем не то, что мы видели в том же Крыму  – здесь даже говорить не о чем. Но я уверен, люди Донбасса, вставшие на этот путь, пройдут его до конца вне зависимости от внешних факторов. В отдалённой перспективе это даёт Донбассу шанс провести настоящие революционные изменения: устранить местную криминальную элиту.

– Многие опасаются повторения истории почти столетней давности, чтобы эти республики не стали очередной «расстрелянной мечтой»! Дай Бог, чтобы этого не произошло. Всё-таки, какие сценарии наиболее вероятны в будущем? 

– Для меня лично главной политической целью на сегодняшний день является освобождение нашей родной земли – Новорссии – от киевской фашисткой хунты. И эта цель должна быть главным приоритетом для всех нас. Очень показателен пример бойцов, сражавшихся в Доме профсоюзов, плечом к плечу в огне погибали ребята из левых организаций и из организаций правого толка. Дом профсоюзов стал для них общей братской могилой, поэтому наши личные политические предпочтения должны отойти на второй план, мы просто обязаны победить это зло, которое нас презирает и уничтожает. Что будет потом – мы будем решать потом. Дорожная карта очень проста: должны быть самоопределившиеся политические образования, как ДНР и ЛНР, и у них должен быть выбор: остаться независимым государством, федеративной республикой в составе России или остаться федеративной республикой в составе Украины. Мы должны устроить и обеспечить полноценный референдум без стрельбы и взрывов. Более того, я очень надеюсь, что когда-то увижу в Киеве вменяемую украинскую власть, которая будет готова по чехословацкому сценарию сама признать эту независимость. Естественно, это будут не те люди, которые сейчас там находятся. Но ответы на эти вопросы появятся только после нашей победы в войне, которую развязала хунта. Даже силовое вмешательство России, на мой взгляд, не позволит разрешить все наши внутренние противоречия и проблемы. Возможно это одна из причин, из-за которой Кремль не спешит. Я тоже не уверен, что с приходом российских войск смертей станет меньше, чем сегодня. Именно это главное, что сдерживает Путина – не мнение мирового сообщества, не мнение либерального лобби, а отсутствие окончательного понимания как действовать, что будет менее разрушительно для Донбасса и самой России. Но я надеюсь, чем бы это не кончилось, всё равно Победа будет за нами!

СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ

Паспорт, пожалуйста!

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.