Недавно назначенный глава Крымского федерального университета имени В.И.Вернадского рассказал в эксклюзивном интервью «Крымской газете» о своём видении развития главного вуза Крыма, сотрудничестве с правительством Республики, книгах, которые сейчас читает и многом другом.

Андрей Фалалеев
Фото: пресс-служба главы Республики Крым

Алмаз, который ещё не засверкал

– Все мы – родом из детства. Читателям хотелось бы узнать о вас как можно больше. Расскажете?

– Я родом из Керчи. Поэтому Крым очень люблю, и степной, и горный, и лесной. А поскольку в основном жил в приморских регионах, обожаю море. И я реально страдал, когда уезжал из Крыма куда-то. Хотя нормально переношу холод, но жара Крыма на меня действует положительно. Всем своим гостям я с гордостью показываю различные объекты полуострова и обязательно подчёркиваю, что они больше такого нигде не увидят. В детстве хотел связать свою жизнь с морем. А поскольку в Керчи базировался не торговый, а, в основном, рыболовецкий флот, я тоже хотел связать свою жизнь с ним. Но, так как ношу очки, не прошёл по здоровью. Это единственная причина, которая толкнула меня в технический вуз.

– Семья обрадовалась, что вы снова вернулись в Крым?

– Конечно. Здесь живёт моя мама, она уже в возрасте, и мне хочется быть поближе к ней.

– Вы уже знаете, каким должен стать самый крупный университет Крыма? Какое учебное заведение России или зарубежья возьмёте в качестве образца?

– КФУ – это алмаз, драгоценный камень, который ещё не засверкал достойным образом. Это однозначно. И шансы засверкать у него есть. Несмотря на существующие вокруг помехи – света, может быть, недостаточно из-за санкций, внешние условия нестандартные. Из вузов, которые я знаю, впервые сложилась такая ситуация. Это – не вуз-город, это – вуз-регион. Таких я не видел. Поэтому у нас есть уникальный шанс стать непохожими на всех. И наша задача – помочь вырастить вокруг себя экосистему, то есть мощные, сильные компании, которые должны стать партнёрами университета. Идеально, если наши студенты, выходя из его стен, станут основателями этих компаний, создав тем самым своё рабочее место. И мы попытаемся дать им шанс, рассказать, как это сделать, создать условия, возможно, привлечь финансы. Традиционная схема в мире, когда преподаватель что-то изобретает, и потом это становится основным объектом, на котором он создаёт компанию. А вуз и регион помогают ему в этом.

– На сайте «Активный Симферополь» жители столицы высказались за то, чтобы у нас открывались филиалы ведущих вузов России. Конкуренции не боитесь?

– Насчёт филиалов российских вузов, понимаю, почему симферопольцы хотят этого. Ещё и потому, что побаиваются санкций и того, что дипломы КФУ будут считаться, скажем так, не до конца легальными. Их опасения разделяю. Поэтому мы сейчас прорабатываем возможность не открытия здесь филиалов, а создания сетевых программ обучения вместе с ведущими вузами РФ. Ведём переговоры с МГУ имени Ломоносова. Чтобы, выйдя из стен КФУ, ребята имели диплом КФУ и МГУ, который, как известно, входит в сотню лучших вузов мира.

– Также симферопольцы высказались за то, чтобы в Крыму молодёжь больше обучали инженерным профессиям. А вы как считаете?

– Убеждён, необходимо, чтобы академии, вошедшие в состав КФУ, между собой «пересекались». В мире меняется перечень специальностей. Исчезают доселе очень популярные и востребованные. Появляются новые, совершенно неожиданные, в связи с тем, что появляются новые технологии. Например, технологии блокчейн. Точно так же как Интернет перестроил наше сознание о СМИ, так и новые технологии перестроят наше понимание об индустрии, услугах, в том числе банковских, сельском хозяйстве. Однозначно это будет автоматизация всего, что приведёт к повышению эффективности труда. Соответственно, и КФУ, выдерживая мировые тренды, должен быть там же, рядышком. И вводить, не столько, может быть, новые специальности, сколько новые компетенции даже в старых специальностях. Мы можем не угнаться за названиями специальностей, если время будет их менять. Самое главное, каким технологиям мы будем учить студентов. Конечно, только современным. Нужны, например, медицинская инженерия, сельскохозяйственная автоматизация или роботизация. Ведь Крым – это отличное пространство для экспериментов. У КФУ есть строительное, сельскохозяйственное, естественнонаучное направления, медицина, педагогика. Если это всё будет связано с инженерией, то станет нашим будущим. К слову, у меня –инженерное образование. Одна моя диссертация (кандидатская) – по автоматизации, вторая – машиностроению и транспорту. Поэтому роботы мне близки. Мы должны понимать, что люди постепенно вынуждены будут конкурировать с роботами. И КФУ потенциально готов для развития этих технологий.

– Надо сказать, что и с материка в КФУ едут учиться ребята. Но пока университет может им предложить старые общежития, мест в которых хватает не всем, отсутствие нормальной спортивной базы…

– Проблема есть. Потому что ко всему прочему мы планируем увеличить объём иностранных или внешних студентов. Так как считаем, что КФУ – привлекателен для внешнего рынка. К слову, не могу сказать, что проблема с общежитиями сейчас очень острая. Другое дело, что они сейчас административно относятся к разным академиям, поэтому этот хозяйственный комплекс ещё не централизован, взаимосвязь между академиями пока не реализована на этом уровне. Это одна из проблем, которая выпала из модели реорганизации подразделений в КФУ. И мы её, безусловно, решим. Другой вопрос – качество этого жилья. Ремонты не делались фактически во всех общежитиях, кроме одного. Поэтому назрели как текущие так и капитальные. У нас есть несколько предложений, как эту проблему решить: начиная от капитального ремонта существующих зданий, до создания совершенно нового фонда жилья, причём в достаточно быстрые сроки, совместно с застройщиком. Такие идеи мы сейчас прорабатываем. На мой взгляд, их реализация будет интересна как для студентов, так и для преподавателей. Потому что это будет социальное жильё. Это же можно сказать и о спортивной инфраструктуре.

Чтобы самим себя «не проесть»

– Как вы в целом оцениваете реализацию Программы развития КФУ?

– В КФУ сделан задел в образование, чего долгое время не хватало. Я вижу, как много оборудования приобретено для университета, высококлассного, качественного, современного. Это – задел на будущее, на длительную стратегию развития университета. Поэтому реализацию Программы развития я оцениваю положительно.

– И Президент РФ и Министр образования и науки огромное внимание уделяют СПО. В составе КФУ – 7 колледжей. Что-то в этом направлении будет предприниматься?

– Согласен, это крайне важно. Но, по сути, это вопрос более глубокий – об образовании вообще. Мы все вынуждены будем обучаться на протяжении всей жизни. Поэтому и наши студенты одним колледжем тоже не отделаются. Более того, студенты КФУ в ближайшее время – это люди 40, 50, 60-ти лет, «серебряного возраста». Сейчас, в связи с тем, что продолжительность жизни увеличивается, а многие специальности быстро отмирают, человек на протяжении жизни успеет 3-4 раза полностью поменять профиль своей работы. Например, был физиком, станет ещё и химиком, либо пойдёт в управленцы, психологи. А почему нет?! И это для него не будет трагедией, а совершенно нормальным процессом. Сейчас, к сожалению, это пока, трагедия. Тем не менее, мы находимся в моменте «переформатирования».

– Сегодня экономическая ситуация в стране такова, что заниматься наукой ради науки – непозволительная роскошь. Научные разработки, в том числе и учёных КФУ, должны иметь прикладное значение. Вы над этой проблемой уже думали?

– На самом деле это огромная проблема. Я проректором по науке проработал 8 лет. И эта проблема у меня все время возникала. Один университет с этим не справится, необходима поддержка государства. И оно сегодня даёт учёному грант, таким образом подталкивает его к изменению и говорит: в этой области мы готовы платить за исследования, во всех остальных – за свой счёт. И многие учёные, к сожалению, говорят: дайте нам чуть-чуть, а мы будем заниматься тем, чем занимались. Но, я надеюсь, что это – промежуточный этап. Всё-таки поколения меняются. Я встречался с учёными в академиях КФУ, в целом все они выразили понимание проблемы, на какие-то гранты уже пишут программы. А значит государство поддержит эти исследования. Уже хорошо.

– И в продолжение предыдущего вопроса. Управленческий аппарат КФУ надо оптимизировать. А с профессорско-преподавательским составом все в порядке? Говорят, что на одного студента в университете приходится слишком много преподавателей.

– С одной стороны это хорошо, когда на одного студента приходится много преподавателей. Мы по этому показателю – ведущие в мире. По логике вещей у нас должно быть самое качественное образование. Я не вижу здесь проблемы на самом деле, даже если она есть. И в КФУ мы эту ситуацию постепенно выровняем. Есть модель, которую предлагает Министерство образования и науки РФ. Если раньше оно спускало ставки и дальше университет занимался тем, что «выбивал» из Министерства дополнительные ставки. Сейчас нам говорят: за каждого студента мы готовы платить такую-то сумму. Это называется нормативно-подушевое финансирование. И государство платит за каждого студента. А внутри вуза решайте сами: хотите 5 или 10 преподавателей, пожалуйста, если вы можете себе это позволить. И таким образом государство финансово «подгоняет» вуз к тому, что он должен оптимизироваться. Иначе он не выживет, сам себя «проест».

Вкладывая новые смыслы

– Кстати, вы – руководитель авторитарный или демократичный?

-Демократичный. Я всегда сомневаюсь в своих принятых решениях. Даже озвучивая их, всегда стараюсь посоветоваться с коллегами. Потому что могу чего-то не знать. Или я озвучил решение, а появился дополнительный фактор. И стоять на своём решении, если всё поменялось, на мой взгляд, глупо. Поэтому мы каждый раз выбираем оптимальное решение. Причем, я бы хотел, чтобы коллектив мне помогал в этом. Поскольку исхожу из того, что одна голова – хорошо, а две – лучше. Я к коллегам с уважением отношусь и прислушиваюсь к их мнению. Действительно, руководитель принимает окончательное решение. Но я готов выслушать всех, чтобы принять самое оптимальное, на мой взгляд, решение.

– КФУ должен стать главной кузницей кадров для экономики Крыма. Для этого, как говорят, надо «ноздря в ноздрю» работать, прежде всего, с министерствами и ведомствами Республики. Вы уже знаете, как это будет происходить?

– Я сейчас имею представление о том, что есть полная поддержка от правительства Крыма, за что я очень признателен. КФУ станет драйвером инновационного развития региона только в одном случае: при полной интеграции всех наших, Правительства и КФУ, решений, если мы программы и стратегическое развитие будем прорабатывать вместе. В этом мы достигли полного взаимопонимания. Другое дело, что от слов пора переходить к делу. Сейчас Правительство ждёт от нас не просто декларирования «мы будем развивать Крым» и т.д., а того, что мы выйдем к ним с реальными предложениями: давайте делать так. Поэтому мы и проводим в конце сентября «Фестиваль смыслов», чтобы уже начать коммуникацию с предприятиями, компаниями Крыма, в том числе и с Правительством РК, представить инновационные проекты. Среди них есть несколько, которые должны кардинально изменить пространство, в котором мы существуем. Правительство ждёт от нас именно инновационности, нестандартности. Потому что стандартные решения они и сами могут принять без нас. Более того, предлагая эти проекты, мы поддерживаем их нашим профессорско-преподавательским составом. А я надеюсь, что коллектив во всём меня поддержит. Моя задача – донести это до каждого сотрудника. Если кто-то ещё не вписался в процесс генерации новых смыслов, уверен, это произойдёт. Все начнут генерировать новое, а мы поддержим каждую идею, поможем ей реализоваться.

– Понятно, что вам ещё долго каждый день предстоит решать «воз и маленькую тележку» задач. А если, как говорит сегодня наша молодёжь, «по чесноку», зачем оно вам надо?

– В какой-то степени я уже ответил на этот вопрос в начале интервью. Я очень люблю Крым, обожаю его жителей. И чтобы Крым зацвёл новыми красками, я готов этому посвятить своё время и силы. Мне нравится та перспектива, которая сейчас нарисовалась перед КФУ. Мне она очень симпатична. И если все работники университета проникнутся ею и поддержат, тогда её можно будет реализовать сполна. И каждый из них станет героем своего времени, если хотите.

– Но силы для этого, в первую очередь, понадобятся вам. А со спортом вы дружите?

– А как же! У меня длинная спортивная история. В детстве – это ДЮСШ по баскетболу. Я играл за сборную университета, за юношескую сборную Крыма. Это – 6 дней в неделю тренировки, городские, республиканские соревнования и т.д. Потом из детского баскетбола я вырос. Но во взрослый баскетбол пойти мне состояние зрения не позволило. Поэтому я увлёкся большим теннисом, настольным, волейболом.

– А какой литературой увлекаетесь?

– Сейчас читаю книги про будущее. Появилось много историй про индустрию 4.0, про то, каким будет будущее с роботами. Фантасты начинают проектировать его. И нам, для того, чтобы понимать, какие будут тренды, реально надо читать современных фантастов. Они действительно описывают элементы форсайта. Большое впечатление, кстати, на меня произвела книга «Сможет ли Россия конкурировать? История инноваций в царской, советской и современной России». Наша страна всегда была богата талантливыми «технарями», у нас до сих пор сильна фундаментальная наука, многие гениальные идеи рождаются именно в России. Но странным образом прорывные изобретения у нас редко приносят свои плоды. А гораздо чаще они утекают на Запад и расцветают пышным цветом там. Почему? Мы первыми осветили улицы электричеством, создали радиопередатчик и многомоторный пассажирский самолёт, разработали транзисторы и диоды, на десятки лет опередили весь мир с идеей лазера – и не развили эти направления первыми. Автор книги Лорен Грэхэм, ведущий мировой эксперт по истории российской науки, преподающий в Гарварде и MIT, исследует длинную историю технологических изобретений в России за трёхсотлетний период. Также читаю сейчас книги про модели построения университетов. Приходится, – улыбается.

Источник