Владимир Путин. Фото: kp.by

Президент начал этап серьезных внутриполитических преобразований в России с укрепления института постоянных представителей. В четверг он произвел масштабные кадровые перестановки, сняв напряженность с ряда регионов, назначив новых губернаторов. В этом смысле выделяются решения по Калининграду и Севастополю, двум тлеющим очагам социальной напряженности. Решения Путина по Крыму и Севастополю привели к очень эмоциональному четвергу на полуострове.


Войдя в Южный федеральный округ, Крым с геополитической точки зрения стал административной частью материка и еще более удалился от Украины


Самым важным из них выглядит присоединения Крымского федерального округа к Южному федеральному округу. Стратегическое значение этого решения стало понятно довольно быстро: Украина в срочном порядке попыталась внести в Совет Безопасности ООН резолюцию, осуждающую столь вольное, по её мнению, обращение с Крымом. Как говорится, не в бровь, а в глаз. Резолюцию отклонили, как говорят злые языки, на основании того, что в ней заключалась всего лишь одна странная фраза – “Крим це Украiна”. Войдя в Южный федеральный округ, Крым с геополитической точки зрения стал административной частью материка и еще более удалился от Украины, сколько бы она не портила карты Гугла, меняя названия населенных пунктов в Крыму по своему усмотрению. Столько, сколько сделала своими руками Украина для потери Крыма, не мог сделать ни один Путин.


Сам факт административного слияния Крыма и Севастополя с российскими южными регионам подчеркивает: Крым – это Россия, а Россия – это Крым


Будучи самостоятельной территориально-административной единицей, Крымский федеральный округ сохранял некоторую степень автономии. Даже несмотря на то, что на уровне управления округом Олег Белавенцев работал на углубление интеграционных процессов, сам факт административного слияния Крыма и Севастополя с российскими южными регионам подчеркивает: Крым – это Россия, а Россия – это Крым. Еще одна структурная стяжка, которую невозможно расцепить.

Очень точно заметил еще один момент административной интеграции крымский политолог Денис Батурин: “Крым теперь ЮФО – банки и операторы мобильной связи уйдут из ЮФО, или придут в Крым?” То есть это еще и попытка снять с российских компаний морок нерешительности, о том, что Крым – это рискованная территория для инвестиций из-за западных санкций.


После исторического референдума это первое решение президента, связанное со стратегическим развитием Крыма


После исторического референдума это первое решение президента, связанное со стратегическим развитием Крыма. На полуострове идет подготовка стратегии развития до 2030 года. Промежуточный документ, который уже начали обсуждать в органах власти и на уровне экспертов, вызывает много споров. Теперь добавился новый ракурс: в драфте стратегии не было ни одного слова о развитии Крыма как части южного российского макрорегиона, о чем давно и настойчиво говорят многие специалисты. Коррекция стратегии в этом смысле теперь неизбежна.

Вообще в эмоциональный четверг с некоторым трудом можно было разыскать крымских экспертов, ища глубокий анализ ситуации. Все будто находились в легкой растерянности. Любопытный штрих, который, как мне кажется, подчеркивает революционность решений. Крымчан в этом смысле можно успокоить: конституция Республики Крым по-прежнему даёт региону значительную степень самостоятельности и, конечно, все основные рычаги управления Крымом остались в Симферополе.


И Севастополю, и Крыму предстоит масштабное строительство


Второе по значимости событие четверга – назначение на должность временно исполняющего обязанности губернатора Севастополя Дмитрия Овсянникова. Многие эксперты справедливо оценивают события 28 июля как устранение излишних с точки зрения Кремля управленческих прослоек. Если во взаимоотношениях с Крымом работа по реализации ФЦП была на данный момент более-менее выстроена, федеральные деньги в Крым активно идут, стройка начинается, то одной из претензий, выраженных в том числе в вынесенных представлениях прокуратуры губернатору Севастополя было неосвоение средств ФЦП. Новый руководитель Севастополя Дмитрий Овсянников назначен именно под задачу эффективной реализации ФЦП в регионе, но не только. И Севастополю, и Крыму предстоит масштабное строительство. Фигуру Дмитрия Овсянникова, выходца из Минпромторга, а до этого из ОАО “Объединенная двигателестроительная корпорация” – связывают как с вице-премьером Дмитрием Козаком, который отвечает в правительстве за реализацию ФЦП, так и с Сергеем Чемезовым, главой корпорации “Ростех”, которая, по моей информации, планирует реализовать в Севастополе ряд интересных проектов. Например, перенос в Севастополь проектов по импортозамещению в оборонной сфере. ОДК уже начал разработку и производство двигателей для российских десантных и патрульных кораблей взамен тех, что мы покупали до недавнего времени на Украине. Приоритетной задачей для Овсянникова может быть создание в Севастополе крупного производственного комплекса для обслуживания как Севморзавода, так и нужд всего Черноморского флота. В этом смысле и министр обороны Сергей Шойгу, который участвовал в подборе кандидатуры на место Сергея Меняйло, может быть доволен: интересы Севастополя как военно-морской базы будут в приоритете у нового руководства города. При этом, понятно, что старое руководство будет переформатировано весьма значительно: старые кадры явно не готовы решать столь масштабные задачи.

Обращу внимание, что “Ростех” по крупным инфраструктурным проектам кооперируется с Федеральным агентством специального строительства (“Спецстрой”) – ведущим государственным подрядчиком. Не исключаю, что именно “Спецстрою”, а не, скажем, севастопольским строительным компаниям будет поручено возведение новых инфраструктурных объектов в Севастополе. Вероятно, и по всему Крыму тоже.

Ну и другой активно обсуждаемый итог решений четверга – уход Сергея Меняйло. Совсем недавно “Зеркало Крыма” публиковало данные ВЦИОМа о социально-экономической ситуации в Крыму и Севастополе. Многим бросилось в глаза, что отсутствовали цифры по севастопольскому губернатору. Такие оценки в задачи отчёта не входили, но другие замеры популярности и уровня доверия губернатору давали просто удручающий результат.


Сергей Меняйло фактически развалил медийное пространство Севастополя


Основная ошибка Меняйло, ушедшего на повышение в Сибирский федеральный округ – недооценка фактора высокой гражданской активности в Севастополе, равно как и переоценка своих политтехнологических способностей. Говорят, политическим процессом в городе губернатор занимался сам, набивал все свои шишки сам, особенно никого не слушая. Более того, несколько раз публично критиковал медийную активность Сергея Аксёнова, в тени популярности которого ему пришлось находиться. В итоге Севастополь оказался в состоянии серьезной информационной войны, ответственность за которую в равной степени должны разделить обе враждующие стороны. Сергей Меняйло фактически развалил медийное пространство Севастополя. Если в Крыму регулярно появляются новые местные СМИ, и радио, и газеты, и журналы, то в Севастополе, такое ощущение, все ресурсы были выброшены на ветер информационной войны и там сгорели.


Сторонники Алексея Чалого, да и сам он, празднуют победу. А что, это значит была все-таки война? 


Сторонники Алексея Чалого, да и сам он, празднуют победу. Сама постановка вопроса звучит странно. А что, это значит была все-таки война? Мне кажется, в этом смысле победа еще не состоялась. Победой можно считать консолидированную работу всех ветвей власти в Севастополе. Но такая “победа” кружит голову: соратник Чалого Олег Николаев, перед которым стоит задача избраться в Государственную Думу по мажоритарному округу, заявил, что кампания по сбору подписей за выборность губернатора будет продолжена. Спрашивается, а зачем? Какие мотивы у этой активности? Алексей Чалый одновременно заявил, что его полностью устраивает фигура Овсянникова на посту губернатора и он готов с ним работать. Как это синхронизируется с требованием выборности губернатора? Нет ли тут утраты логики?

Думаю, в Севастополе ситуация все-таки стабилизируется, и уровень напряженности спадет. Сейчас на полуострове главная задача – начать активно преодолевать инфраструктурные разрывы. Политика политикой, а качество жизни нужно менять кардинально. В целом именно на решение этой задачи в первую очередь направлены решения эмоционального четверга в Крыму: эмоции надо отбросить в сторону и начать работать.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.