Владислав Крапивин. Фото: kp.ru

“Тень каравеллы”

Крапивин родился 14 октября 1938 году в семье педагогов. И хоть война не докатилась до Тюмени, где он жил, детство будущего писателя проходило в трудных условиях военного и послевоенного голода и бедности. Как и большинство мальчишек его возраста, Слава зачитывался приключенческими книгами Жюля Верна, Сабатини и Стивенсона. Была у него в то время любимая игра: он ставил вырезанный из бумаги кораблик на карту мира, и, куда падала от него тень, туда в его воображении и направлялось игрушечное судно. В своей автобиографической повести “Тень каравеллы” Владислав Петрович писал: “Там, где ляжет Тень Каравеллы, будут трудные дороги, соль разъест на ладонях кожу, морозы сожгут лицо, солнце обуглит плечи. Тысячи загадок лишат человека покоя и сна. Но не будет там в жизни уныния и ленивой скуки”.

Именно тогда появилась в жизни маленького Славки Мечта. Мечта о море. И, уносясь туда в своих детских фантазиях и играх, он точно знал: однажды он увидит настоящие синие волны, и вдохнёт солёный ветер.

 Мечты о море

Способности к литературному творчеству обнаружились у Крапивина ещё в школе, поэтому вопроса о выборе профессии не стояло: в 1956 году он поступил на факультет журналистики Уральского государственного университета им. Горького. Учёбу будущий писатель совмещал с работой в газете “Вечерний Свердловск”, затем был заведующим отделом в журнале “Уральский Следопыт”. В это же время молодой журналист уже пробовал себя в литературе.

Он никогда не стремился быть именно детским писателем, однако интереснее всего ему было писать книги о приключениях, путешествиях и тех вечных истинах, в которые безоговорочно мы верим, к сожалению, только в детстве: верности, чести, долге, настоящей дружбе. Наверное, именно поэтому Владислав Петрович всю жизнь гораздо легче находил общий язык с детьми.

Писательской мыслью он мог в любой момент совершить путешествие в пространстве и времени, оказываясь то на неизведанных берегах далёких островов, то на палубе пиратского корабля, а то и за одной партой с ребятами, так похожими на него самого в детстве. Первые его повести, конечно, носили морские названия: “Страна Синей чайки”  и “Камень с морского берега” (1957 г.).

 Создание отряда

Несмотря на то, что Владислава Крапивина отделяли от моря тысячи километров, он не отказался от мечты о парусах и в 1961 году он организовал детский отряд “Каравелла”, куда могли вступить все желающие. Занимались ребята там, прежде всего, морским делом (они сами строили маленькие парусные яхты, на которых ходили по Верхне-Исетскому озеру – крупному водоёму в тогдашнем Свердловске), журналистикой, творчеством (при отряде по сей день существует любительская киностудия “FIGA”) и фехтованием на шпагах. А самое главное, в “Каравелле” могли найти друзей и второй дом все те, кто мечтал о приключениях и верил в настоящую дружбу. Вот пункт из Устава “Каравеллы”: “Я вступлю в бой с любой несправедливостью, подлостью и жестокостью, где бы их не встретил. Я не стану ждать, когда на защиту правды встанет кто-то раньше меня”. И эти слова никогда не были для членов отряда пустыми.

О жизни “Каравеллы” Владислав Петрович написал трилогию “Паруса Эспады”, в которую входят повести “Мальчик со шпагой”, “Бронзовый мальчик” и “Рыжее знамя упрямства”.

Отряд “Каравелла” существует в Екатеринбурге по сей день.

Вторая родина

Осуществить свою детскую мечту о море и парусах будущий писатель сумел ещё в студенчестве – на гонорар за статью для “Комсомольской правды” купил билеты в Крым. Крым (и в частности Севастополь) стал для него второй родиной.

Писатель всей душой привязан к Городу – именно так, с большой буквы, назван он в повести “Трое с площади Карронад”.

Раньше, когда позволяло здоровье, Крапивин гостил в Севастополе каждый год, навещал друзей, выступал с лекциями в детской библиотеке, много общался со своими юными читателями и просто наслаждался близостью моря и кораблей – главной страсти всей своей жизни. О Севастополе написаны такие замечательные книги, как “Острова и капитаны”, “Давно закончилась осада”, “Кораблики или Помоги мне в пути”, “Рассекающий пенные гребни”, “Дырчатая луна”, “Сандалик или путь к девятому бастиону”, “Возвращение клипера “Кречет”, цикл рассказов “Шестая бастионная”.

Севастополь с его военной славой и древними руинами, таинственными пещерами и белоснежными парусами стал воплощением всего того, о чём Владислав Петрович грезил с детства.

А недавно писатель посвятил Городу такие строки:

Солнца луч на Херсонесском храме,

На ресницах – радуги от влаги.

Ветер над стальными крейсерами

Вытянул андреевские флаги.

 

В погребах спрессован старый порох.

Пусть он никогда не пригодится…

Мальчики, храните белый город.

Помните, что вы его частица…

Пророческий дар

Всей душой приветствовал Крапивин присоединение Крыма к России: “Теперь можно писать про Севастополь как про свой город, без оглядки, без грустного напоминания, что этот город вроде бы уже не мой. Я сейчас хожу как именинник. (…) Это всегда была наша, русская земля. Крымская война – это наша война за свободу. Крым всегда был связан своей историей с Россией. Кому это не нравится, пусть сидит и надувает губы. Его дело”.

Любопытно, но все эти события Владислав Петрович удивительным образом предсказал в своих произведениях. Особенно интересна в этом плане написанная в 2010 году повесть “Прыгалка”, которую многие вначале встретили в штыки, ведь там говорилось о войне между Россией (Империя) и Украиной (Независимые Южные Штаты, НЮШ). Сейчас  трудно поверить, что повесть была написана за четыре года до Крымской весны и войны в Донбассе.

А ещё в апреле 2014 выпускники отряда “Каравелла”, пользуясь чертежами XIX века, начали строить деревянную шхуну, на котором спустя два года прибыли к берегам Севастополя. “Выглядит очень внушительно, практически авианосец,  – сказал о корабле писатель,  – мой вклад в него невелик: к сожалению, уже не могу принимать участие в строительстве. От меня судну досталось название “Котъ” – потому что я люблю котов, и монета с Сейшельских островов, которую заложили в корпус судна“.

Крапивинские сказки

Крапивина нельзя однозначно назвать исключительно детским писателем. Да, герои всех его книг – дети. Но среди поклонников творчества писателя огромное количество взрослых людей. Да и темы в книгах поднимаются зачастую совсем недетские. Это и конспирологические мотивы в книгах “Голубятня на жёлтой поляне” и “Гуси, гуси, га-га-га”, и размышления на тему жизни после смерти в “Прохождении Венеры по диску Солнца” и “Полосатом жирафе Алике” (эта тема так или иначе всплывает и во многих других книгах писателя).

Через все произведения Крапивина красной нитью проходит идея Командоров – взрослых, чьим жизненным служением стала охрана детей. Но не в уродливой форме ювенальной юстиции и вседозволенности, которые автор резко осуждает, а в поддержке и помощи, благодаря которой дети смогут сохранить в себе лучшие качества – верность долгу, честь и любовь к правде. И поэтому книги Крапивина просто необходимы всем тем, кто посвятил свою жизнь работе с детьми. Сам Владислав Петрович тоже всегда был и остаётся таким Командором.

А ещё каждому взрослому тоже нужна в жизни сказка. Но крапивинские сказки особенные. Зачастую там нет ни сказочных персонажей, ни волшебных стран – все они случаются рядом с нами: оживает носовая скульптура корабля, на руинах разрушенного во время Первой обороны Севастополя появляется призрак маленькой девочки, в Херсонесе есть вход в таинственные Безлюдные пространства, а в прозрачной морской воде нет-нет да попадается прилетевший из других миров вечный жемчуг…

Эта сказка пришла к нам

Вслед за знойными маршами —

Колыбельная песня в ритме конных атак.

Детям сказка нужна,

Чтобы стали бесстрашными.

Взрослым сказка нужна просто так…

Просто так…

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.