– Господин Шамир, давайте обсудим израильскопалестинский конфликт: что там на самом деле произошло, почему опять нарушен относительный мир? 

– Там надо не мир сохранять, а проблему решать. Для палестинцев ситуация в Газе давно превратилась в кошмар, а в последние годы она стала особенно ужасной. Ошибочно полагать, что до последнего обострения всё было гладко. Для Израиля-то всё было в порядке, но палестинцев в Газе такое положение вещей совсем не устраивало. Это надо всё время помнить! Палестинцев годами пытаются вернуть в средневековое состояние, они живут в блокаде уже семь лет, они не могут покинуть территорию Газы, не могут вести какую-либо внешнеэкономическую деятельность. В последний год Махмуд Аббас – и.о. президента Палестины – активно пытался наладить отношения с Израилем при посредничестве министра иностранных дел США, госсекретаря Джона Керри. Они провели десятки встреч, пытаясь прийти к какому-то мирному решению, но ничего не вышло.

И как раз в это время на Украине рухнул «Боинг», мировая общественность с конфликта в Газе переключила внимание на эту трагедию. Израиль тем временем ввёл войска в Газу и устроил бойню. В итоге: тысячи убитых, полмиллиона беженцев, огромные разрушения

– Почему?

– Потому что израильское правительство, в частности – премьер-министра Биньямина Нетаньяху, и так всё устраивает. Его участие в переговорах с Палестиной – всего лишь попытка хоть как-то закамуфлировать то, что целый народ лишили прав и держат в подневольном положении. Раньше Нетаньяху пользовался тем, что Махмуд Аббас и правящая партия Газы ХАМАС имели серьёзные разногласия между собой, но, в конце концов, они нашли консенсус и Израиль больше не мог играть на внутриполитических противоречиях Палестины. Поэтому было принято решение нарушить сложившийся баланс, подавить ХАМАС и спровоцировать очередной конфликт. Когда вдруг таинственным образом исчезли три молодых израильских поселенца, стало понятно, подходящий повод найден. Почему они пропали, и как это произошло, до сих пор не ясно.

Официальная версия гласит, что буквально перед смертью поселенцы якобы умудрились сообщить о своём похищении в полицию. Многие считают, что это была целенаправленная провокация, санкционированная самим Нетаньяху или его ближайшим окружением, потому что поселенцы никогда не ездят на машинах с палестинскими номерами, тем более они не поедут, если водитель говорит с палестинским акцентом. Нетаньяху молниеносно ввёл свою армию на западный берег Палестины, якобы на поиск этих людей, при этом с самого начала в совершении преступления обвинили ХАМАС. На чём основаны обвинения, известно только ему. Израиль заверяет, что имеет доказательства, но они настолько секретны, что предъявить их никому нельзя. Естественно, Газа отреагировала на агрессию, открыв ответный огонь. И как раз в это время на Украине рухнул малазийский «Боинг», мировая общественность с конфликта в Газе переключила внимание на эту загадочную трагедию. Израиль тем временем ввёл войска в Газу и устроил бойню. В итоге: тысячи убитых, полмиллиона беженцев, огромные разрушения. Теперь израильское руководство заявляет, что ради мирного урегулирования согласится вывести войска! Но палестинцы не те люди, которые просто так смогут простить убийства своих сограждан. Они продолжают сопротивление, требуя снять блокаду.

– А зачем Израилю всё это нужно?

– По нескольким причинам. Во-первых, длительные переговоры с Керри, длившиеся девять месяцев, провалились. Во-вторых, палестинцы создали общее правительство и своими обращениями в ООН и в другие международные организации начали процесс интернационализации конфликта. Израильское руководство опасалось, что палестинцы обратятся в ICC – Международный уголовный суд, который отреагирует и начнёт принимать меры. Поэтому они пошли на обострение конфликта.

Следует отметить, что правительство Газы оказалось в очень сложном внешнеполитическом положении. Это связано с «Арабской весной». Они контактировали с предыдущим законным египетским руководством, которое возглавлял президент Мурси. С тех пор, как его скинул фельдмаршал Сиси, у них не осталось в Египте друзей. Нет их и в Ливане, в Сирии, потому что они выступили против Башара Асада, против Хезболлы. Подобные ошибки ещё больше усугубили международную изоляцию Газы. Поэтому, с точки зрения израильского руководства, ударить по ним именно сейчас легче и дешевле всего, так как их никто не поддерживает.

– Линия противостояния проходит не только на высшем уровне, но и между рядовыми гражданами?

– Во многом, да. Во времена моей молодости отношения между евреями и палестинцами были не такие плохие. Большой любви не было, но был какой-то взаимный интерес. Однако за последние двадцать лет произошло много неприятных событий и сейчас, действительно, отношения испортились. К тому же своё дело делает мощная пропагандистская машина, которая постоянно демонизирует палестинцев.

– Какова роль США в этом противостоянии?

– Мы видим, что США постоянно солидарны с позицией Израиля. Иногда руководство Америки выражает неодобрение, но, по большому счёту, всегда соглашается, как и во время последнего конфликта, когда тоже звучало осуждение по поводу количества погибших, а потом Израилю выделили 250 миллионов долларов. Объяснить эту солидарность США и Израиля можно по-разному. Одни считают, что евреи в США составляют мощнейшую финансово-политическую группу. Они хорошо представлены в высших органах государственной власти; речь идёт о так называемом израильском лобби. Согласно другому распространённому мнению, Израиль полностью подконтролен США и, как марионетка, безоговорочно выполняет их волю.

Россия, как рыба об лёд, в одиночку бьётся в ООН, требуя защитить народ Донбасса, а американцы просто берут и бомбят территорию Ирака

– Что общего вы видите между израильскопалестинском противостоянием и вооружённым конфликтом на территории бывшей Украины?

– По большому счёту, это совершенно разные истории, но и в них есть какие-то общие элементы. Киевский режим тоже дискриминирует людей по национальному и культурному признаку, создавая так называемую «титульную нацию». Как в Газе, так и на Востоке Украины идёт неограниченный обстрел жилых районов, в результате которого гибнут мирные жители. Вообще, ситуация на Украине очень сложная и запутанная. Тяжело понять, что там на самом деле происходит, потому что информация, поступающая оттуда, очень противоречива, будто одни вещают с Луны, а другие с Марса. Очень много зависит от того, как люди сами будут справляться. Уже все поняли, что руководство России не желает открыто вмешиваться в конфликт в Новороссии. Но это совсем не значит, что Новороссия обречена на поражение. Если у Новороссии будет идеология, которая понравится населению остальной Украины, то она победит.

На мой взгляд, нужно больше брать на себя инициативу, а не отсиживаться в окопах! Нужно идти на Киев или хотя бы на Харьков. В гражданских войнах такого типа нужна динамика. Лучшая защита – это нападение. Если бы Россия помогла, закрыла воздушное пространство над Донбассом, защитила Новороссию так, как страны НАТО защитили когда-то Бенгази, ситуация развивалась бы по-другому. Но российское руководство старается как можно меньше себя проявлять. Это можно воспринимать чуть ли не как измену или как реальное понимание ограниченности своих сил. Давайте этот вариант не будем сбрасывать со счетов. Президент и его администрация отвечают за всю Россию и, вполне может быть, Россия не в том состоянии, чтобы идти на риск большой конфронтации. Мы можем рассуждать о чём угодно, но у руководства страны большая ответственность перед народом.

– В одной из своих недавних публикаций вы привели очень характерный пример соотношения сил в мире…

– Да, Россия, как рыба об лёд, в одиночку бьётся в ООН, требуя защитить народ Донбасса, а американцы просто берут и бомбят территорию Ирака. Это показывает, насколько по-разному видят себя страны на международной арене. США, когда им нужно бомбить, никого не спрашивают и всякий раз находят «веские» доводы, для чего это надо делать. Почему Америке можно вмешиваться в дела других государств, а России нет? Почему езидов можно защищать, а дончан – нет? Можно, конечно, сердиться и расстраиваться по этому поводу, а можно принять то, что жизнь крайне несправедлива. Какой-нибудь олигарх может ставить машину, где попало, и строить дома, где захочет, а мы – нет. Так же и с Америкой. Когда заговорили, что Россия встала с колен, мы не поняли, что она ещё не выпрямилась в полный рост. Нынешняя Россия не всесильна, к сожалению, она не может делать всё, что ей нужно. Но, слава богу, и с ней уже нельзя вытворять всё, что вздумается. Но, судя по американским публикациям, сейчас речь идет уже не о санкциях, а о бомбовых ударах против тех частей российской армии, которые могут оказаться на территории Украины. Возникает вопрос, на который мне трудно ответить: «Может ли российская армия отразить бомбардировки США?»

– Интересно! В экспертном сообществе России, в общественных дискуссиях подобный вариант вообще не рассматривается, поскольку есть твёрдая уверенность, что американцы к нам не полезут. А вы тут такое говорите…

– Всё очень возможно. У США этот вопрос всегда стоит на повестке дня. Естественно, это осознаёт и руководство России, а по телевидению об этом не говорят, чтобы не волновать народ, потому что ещё неизвестно, как люди к этому отнесутся.

США удалось натравить против России своих союзников в Западной Европе, которые действуют сейчас себе во вред

– А как же заветный чемоданчик с кнопкой?

– И что? Если, допустим, российские войска всё-таки окажутся на Украине и Штаты нанесут по ним бомбовый удар, российскому руководству будет очень непросто решиться нажать на кнопку. Скорее всего, в такой ситуации Россия будет пытаться воевать конвенционально, но справится ли она? Вопрос остаётся открытым.

– В общественном сознании нынешний премьерминистр Российской Федерации Дмитрий Медведев олицетворяет более либеральное крыло власти, а президент Путин гораздо ближе патриотическим кругам. Однако либеральный Медведев ввёл российские войска в Южную Осетию во время грузиноосетинского конфликта

– Я тогда, в 2008 году, очень пристально следил за ситуацией. В первый день конфликта на Западе была твёрдая уверенность, что Россия не решится вводить войска, что они не перейдут Кавказский хребет. Помню, как оппозиционные Кремлю издания мигом заговорили, что Россия «слила» Осетию, предала её жителей, которые надеялись на помощь. На следующий день, когда ситуация изменилась, они уже забыли об этом и вопили, что Россия первой напала на беззащитную Грузию. Да, Медведев сделал это, но Тбилиси взять не решился, хотя, может быть, и стоило это сделать, поставив там более дружелюбный режим. Но не стоит забывать, что после Грузия была растерзанная Ливия. Насколько мне известно, Дмитрий Анатольевич был против вмешательства и настоял на своей позиции, хотя вроде бы Путин хотел по-другому поступить. В то, что в бытность президентом Медведев мог настоять на своих прерогативах, у меня нет сомнений. И если бы он сказал: «Наплевать на эту Осетию, кому она нужна?», так бы и получилось. Но насколько реальный Медведев и реальный Путин отличаются от имиджа, который построен кремлёвской пиар-машиной, мы на самом деле тоже не знаем.

– Что вы думаете насчёт санкций против России, чем они могут обернуться для нас?

– США удалось натравить против России своих союзников в Западной Европе, которые действуют сейчас себе во вред. Америка ничего не проигрывает. Бороться с ней очень трудно и крайне накладно, поэтому никто не хочет ей противостоять, включая саму Россию. Но в данном случае вопрос желания или нежелания уже неактуален, за излишнюю самостоятельность США хотят, образно говоря, поставить Россию обратно на колени, а может уже и что похуже. Этого хотят и демократы, и республиканцы, есть ещё республиканцы-изоляционисты, но пока я не вижу, чтобы у них был реальный шанс прийти к власти. Это, конечно, плохо. По поводу санкций можно сказать, что главная проблема заключается в консервации военных технологий и технологий двойного назначения. То есть, воссоздании того, что было во времена холодной войны, когда действовало международное соглашение КОМЕКОН между всеми развитыми странами, включая Японию, Америку и Европу, о том, чтобы в СССР не поставлялось современное оборудование. Это било по России. Когда весь развитый мир, в котором работает принцип разделения труда, движется вперёд, а России необходимо всё делать самостоятельно, – это огромная нагрузка. Как с этим бороться, не вполне понятно. Думаю, есть два пути: путём больших расходов привлечь к себе в партнёры Японию или разбить Европейский союз и перетянуть на свою сторону Германию. Иначе ситуация рискует стать критической. России жизненно необходима зацепка в развитом мире.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.