– Михаил, как вы оцениваете текущее состояние российской экономики, учитывая внутренние и внешние политические обстоятельства?

– Ситуация плохая, спад идет уже два года и останавливаться не собирается. В рамках либеральной модели управления экономикой его не остановить.

– Экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин тоже спрогнозировал, что в ближайшие несколько лет российская экономика покажет нулевой или отрицательный рост…

– Удивительно, как это до него дошло. Вообще-то спад уже два года идет. В первую очередь в этом виноват сам Кудрин, который является главным автором нынешней экономической политики.

– А что происходит с рублём?

– В условиях экономического спада, отсутствия роста цен на нефть и событий на Украине рубль не может не падать. Ну и «гениальная» политика Центробанка это падение подстегнула. 

– Как вы прокомментируете эту «гениальную» политику?

Центробанк умудрился наступить на все грабли, на которые только можно было наступить: не учел ни падения цен на нефть, ни санкции, ни политическую атаку на Путина, которая стимулировала отток капитала

– Это страшный удар по наименее обеспеченным слоям населения, которые сталкиваются сегодня с бешеным ростом цен на все. Я неоднократно заявлял, что подобная политика – неправильная. Центробанк умудрился наступить на все грабли, на которые только можно было наступить: не учел ни падения цен на нефть, ни санкции, ни политическую атаку на Путина, которая стимулировала отток капитала. Не учел собственную атаку на малые и средние банки, в результате чего на руках у населения оказались довольно приличные суммы наличности, которые в условиях девальвации никуда, кроме как в валюту, пойти не могли. С учетом проблем крупных госкомпаний, которым закрыли валютное рефинансирование – опять-таки, спасибо за это Центробанку, долгие годы удерживающему ставку рублевого кредита на запредельных величинах, – ничего, кроме ускорения девальвации рубля, нельзя было ожидать. Отказ от валютных интервенций привел к нынешним, совершенно фантастическим, параметрам этой девальвации. Масштаб падения рубля – фееричный, но главное – политические последствия…

– Что вы имеете в виду?

– Вашингтон затеял политическую игру против Путина, в которую втянуты высшие чиновники либерального круга. Это может быть неявное, а может быть и явное вовлечение, не исключаю, не случайно все вышеперечисленные обстоятельства не были учтены денежными властями.

– Не исключаете, но и не настаиваете?

В нашей стране не следует объяснять заговором все, что можно объяснить разгильдяйством. Степень непрофессионализма наших чиновников, особенно либеральных, настолько высока, что ею можно объяснить вообще что угодно

– В нашей стране не следует объяснять заговором все, что можно объяснить разгильдяйством. Степень непрофессионализма наших чиновников, особенно либеральных, настолько высока, что ею можно объяснить вообще что угодно. Тем не менее, подобные действия привели к тому, что политические власти России должны как-то решать эту проблему, объяснять резкое ухудшение уровня жизни. Объяснения, что во всем виноваты санкции, наложенные на Россию за неправильную политику Путина, Кремль устроить не могут. Тем более, что именно этой политике президент обязан своим высоким рейтингом, который может и упасть, если дать либералам свободно играть в свои игры.

– И что делать?

– Нужно остановить убийственную политику Центробанка, объявить о расследовании, по итогам которого будут озвучены оргвыводы, и предъявить обществу рациональное объяснение случившегося. Иначе сдержать рвение либералов, подстегиваемых Вашингтоном, будет невозможно. Их нужно срочно убирать из правительства, из Центробанка, а затем срочно приступать к радикальным изменениям экономической политики страны.

– Есть ли реальные способы изменения существующей экономической системы страны?

– Прежде всего, нужно заниматься импортозамещением. И развитием реального сектора. Но опять же, пока это невозможно, поскольку противоречит либеральной доктрине.

– Справится ли с этой задачей нынешняя команда, либо назрел вопрос кадрового обновления власти?

– Вопрос этот давно перезрел. Но решать его – это значит объявить войну США, поскольку нынешняя либеральная команда – креатура Вашингтона. Имен тех, кого можно назначить, я уж, простите, из соображений безопасности называть не буду. 

– А как вы оцениваете ответные меры России на санкции Запада?

– Они направлены на усиление противоречий между Евросоюзом и США и в этом отношении достаточно осмысленны.

– Как отразится война санкций на обычных гражданах РФ?

– Цены на продукты и товары народного потребления будут расти. Впрочем, они и так бы росли, хотя, может быть, не так быстро.

– Можно ли надеяться на скорое прекращение санкционного противостояния?

Это зависит от состояния мировой экономики. Чем оно будет лучше, тем активнее США будут использовать против нас санкции.

– Многие граждане опасаются, что мы снова на долгие годы окажемся за «железным занавесом». Что вы скажете по этому поводу, насколько это реально, и стоит ли так бояться этого «занавеса»?

– Мне кажется, что пока об этом говорить преждевременно – слишком много привходящих обстоятельств. Думаю, до «железного занавеса» дело не дойдет, поскольку у США будут свои серьезные проблемы.

– Кстати, всё, что мы с вами обсудили, происходит на фоне глобального экономического кризиса, который никуда не делся, просто сейчас о нём не так много говорят. В каком состоянии находятся глобальные кризисные явления и насколько они влияют на развитие событий вокруг Украины?

– На Украине все будет плохо вне зависимости от мирового кризиса. Что касается мира в целом, то следующий этап кризиса – это обвал мировых финансовых рынков, точнее, пузырей на них. Как говорят заслуживающие доверия эксперты, это произойдет не позднее 2015 года.

– До какого уровня дойдут процессы упадка?

– Если смотреть на полную глубину падения – то ВВП упадет в Евросоюзе процентов на пятьдесят, в США – чуть больше, в мире в целом – процентов на тридцать пять. Жизненный уровень населения в США и ЕС понизится процентов на сорок.

– Какой, на ваш взгляд, должна быть новая модель экономического развития после кризиса?

– На этот вопрос у меня пока нет однозначного ответа. Проблема в том, что нынешний уровень научно-технического прогресса связан с высоким уровнем разделения труда, достигнутым за счет искусственного форсирования частного спроса. По мере того, как кризис будет развиваться, а механизмы поддержания искусственно завышенного спроса перестанут работать, уровень разделения труда упадет… Значит, упадет и общий технологический уровень всей нашей цивилизации, поскольку он определяется общим спросом. Как будет выглядеть экономика после кризиса, никто не знает, но некоторые «обстоятельства», безусловно, возникнут.

– Что за «обстоятельства»?

– Одно из них будет связано с воспоминаниями о «хорошей жизни» – примерно как сегодня миллионы наших граждан с ностальгией вспоминают сытые времена социализма. Второе обстоятельство будет заключаться в понимании того, что бедную посткризисную жизнь можно относительно быстро улучшить, повторив опыт ХХ века по расширению региональных систем разделения труда. Тогда этот процесс сопровождался углублением разделения труда по мере расширения рынков, но в восьмидесятые годы США начали искусственную стимуляцию спроса и победили. Однако структурные перекосы, возникшие в результате этого стимулирования, в экономике остались. И они неминуемо приведут к сокращению спроса, а значит – к ситуации, когда региональные системы разделения труда станут более рентабельными, чем единственная глобальная система.

– Неужели нет никакой альтернативы?

Современная система экономического развития построена на проедании будущего. Условно говоря, стимулируя сегодняшнее потребление за счет кредита, мы фактически проедаем будущий спрос и гарантируем спад через некоторое время

– Современная система экономического развития построена на проедании будущего. Условно говоря, стимулируя сегодняшнее потребление за счет кредита, мы фактически проедаем будущий спрос и гарантируем спад через некоторое время. Но и кредитование нового производства проедает будущий ресурс, хотя и не так быстро, как кредитование спроса. Кстати, может быть именно с этим связаны циклические кризисы при капитализме: чем быстрее развиваемся сегодня, тем больше проедаем ресурс будущего, а значит, неминуемо попадаем в спад. Но альтернатива есть, и состоит она в том, что концентрация ресурса может быть не только за счет будущего, но и за счет общества. Мы можем использовать солидарные механизмы концентрации капитала – привлечение под проекты тех ресурсов, которые уже есть в системе. Без кредита, то есть, без проедания будущего.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.