Илья Репин, «Запорожцы», 1880 – 1891

В Крым командир легендарного отряда «Призрак» приехал для участия в международной конференции «Россия. Новороссия. Украина», которая проходила в Ялте. И в ходе конференции, и после нее, в кулуарах, Алексей Мозговой неизменно тихим и спокойным голосом сильного и уравновешенного военного человека отвечал на многочисленные вопросы. Признался, что ему стыдно находиться в солнечной Ялте, у моря, тогда как его соратники там, под обстрелом. И посетовал на то, что слишком мало журналистов и гражданских активистов побывали на Донбассе и своими глазами увидели то, что там происходит. 

 

­ Алексей Борисович, ополченцам удалось взять ключевую высоту СаурМогила. Можно ли сказать, что это переломная точка в ходе войны?

Нам бы сейчас объединиться, да выступить единым фронтом против киевских так называемых властей.

Доля правды в этом есть. Но все-таки о переломном моменте говорить еще рано. Переломный момент еще не скоро наступит. Он наступит тогда, когда произойдет «перелом» в мозгу, когда простые люди, призванные в украинскую армию, поймут, что это не их война. Нечего нам воевать друг с другом.

Я хочу подчеркнуть: народ Украины как был, так и остался единым. Разница только в том, что мы, в отличие от большинства жителей Западной и Центральной Украины, не попали под идеологическую машину Запада. Мы как выступали против олигархов и депутатов, которые 23 года продавали Украину оптом и в розницу, так и будем выступать. Удивляет следующее: почему граждане других регионов, выступавшие на майдане с теми же идеями, сейчас с оружием в руках защищают интересы олигархов? Это идет в разрез со здравым смыслом. Нам бы сейчас объединиться, да выступить единым фронтом против киевских так называемых властей. До тех же пор, пока мы будем лупить друг друга, мало что изменится.

Ну а что касается наших побед на фронте, то, действительно, мы научились воевать, научились не робеть, научились добиваться успехов. Но не все так гладко и хорошо, как это выглядит в прессе. Наши победы пока носят точечный характер.

То есть, соотношение сил остается критическим?

– Да. Оно как было, так и остается критическим: один к десяти. Материальное состояние наших войск плачевное. Оружия мало. Даже трофейное приходится ремонтировать по неделе, а то и по две. То есть, мы его захватываем, а применить не можем до тех пор, пока не отремонтируем.

Но как же вы тогда взяли СаурМогилу?

– Потому что мы хотели этого, потому что мы не дрожим за свои шкуры, потому что мы не получаем зарплату. Мы пришли в ополчение не из меркантильных соображений, не ради финансовых выгод. У нас есть идея, и мы эту идею отстаиваем. Единственное, что нас настораживает: мы не хотим, чтобы эту идею эксплуатировали некоторые кабинетные чиновники, мы не хотим, воюя против одних олигархов, выгораживать других. Вот это самое страшное. А жизнь отдать за ту или иную высоту – это не страшно. Это нормально. Если уж ты родился мужчиной, и если случилась война, то, как говорят десантники, умри, но сделай. Я даже не считаю это патриотизмом. Это – долг каждого мужчины.

Когда мы захватили эти установки, наши артиллеристы танцевали вокруг них от радости, вот, мол, наконец в руках появился инструмент, хоть как-то выравнивающий баланс сил

Вы говорите о плачевном материальном положении ваших войск, а Киев тем временем делает громкие заявления о том, что Россия снабжает повстанцев оружием…

– Если бы это было правдой, мы бы, наверное, еще вчера взяли Киев. Если честно, то, с одной стороны, я очень на это надеюсь, а с другой – не хочу, чтобы это случилось, потому что если Россия нам поможет оружием, то это автоматически включит ее в процесс и потом все будет еще сложнее. Расскажу один случай. Недавно мы захватили на поле боя очередные трофеи, это были пушки Д-30. Так вот, когда мы захватили эти установки, наши артиллеристы танцевали вокруг них от радости, вот, мол, наконец в руках появился инструмент, хоть как-то выравнивающий баланс сил. Потому что до сих пор украинская армия просто уничтожала нас, имея огромное преимущество в тяжелом вооружении. Ну как можно называть антитеррористической акцией военные действия с использованием артиллерии, танков и ракет? Когда таким образом боролись с террористами?

А как насчет вторжения на территорию Украины регулярных войск российской армии?

– Чего-чего, а регулярных российских войск у нас и близко нет. На сегодняшний день в ополчении 90 процентов местных и 10 процентов приезжих добровольцев – французы, немцы, испанцы, даже граждане США. Есть, кстати говоря, и крымчане. Как и представители практически всех областей Украины, в том числе западных – из числа людей, которые не поддались дезинформации, кто понимает, что к чему, понимает, что мы взяли в руки оружие не потому, что мы какие-то террористы, а потому что мы защищаем свои идеи и свои жизни. Надеюсь, все вместе мы освободим население Украины от нынешних так называемых властей.

Для того, чтобы узнать, что на самом деле происходит на Донбассе, надо увидеть это собственными глазами, а не перепечатывать чужие домыслы, однако западные СМИ к этому не стремятся. Зачем? Там же стреляют. Можно и погибнуть

Странно, но почему-то все, что касается деятельности России, воспринимается Западом как нечто ужасное. Поднимается крик, льются слезы и сопли, но почему-то никто не вспоминает о наемниках и военных специалистах США, Польши, Великобритании, которые сейчас действуют не только в штабах и управлениях в Киеве, но и непосредственно на передовой, будучи командирами подразделений, специалистами по радиоборьбе и по другим военным направлениям. Почему Запад их не видит? Причем, это не добровольцы, а направленные специалисты.

Для того, чтобы узнать, что на самом деле происходит на Донбассе, надо увидеть это собственными глазами, а не перепечатывать чужие домыслы, однако западные СМИ к этому не стремятся. Зачем? Там же стреляют. Можно и погибнуть.

Алексей Борисович, когда будет поставлена точка в войне?

– Когда будет одержана полная и безоговорочная победа народа над сегодняшней так называемой властью. Сроки? Найдите мне хоть одного пророка, который может сказать, когда война начнется и когда она закончится. Я с удовольствием с ним проконсультируюсь.

Возможно ли, на ваш взгляд, прекращение боевых действий в результате переговоров?

– Смотря с кем. Я бы с удовольствием поговорил именно с теми, кто находится на передовой. С командирами тех подразделений, которые непосредственно участвуют в этом конфликте. Мы должны друг друга услышать.

Я хочу понять, за что они пришли нас убивать? За что в финансовом плане – я понимаю. За бюджетные деньги, которые можно было бы истратить совсем иначе. За деньги Коломойского. Но почему они идут убивать нас, а не, например, того же самого Коломойского, против которого выступали на майдане?

Если и вести переговоры, то не с высокими чинами, потому что чем выше, тем бесполезнее. Всякий генерал – это представитель продажной власти. Вести переговоры с Порошенко – это тоже разговор ни о чем

Если и вести переговоры, то не с высокими чинами, потому что чем выше, тем бесполезнее. Всякий генерал – это представитель продажной власти. Вести переговоры с Порошенко – это тоже разговор ни о чем. Федерация или автономия – не меняет сущности происходящего. Остается та же власть, то же управление. Мы не будем иметь никакого права на собственное мнение.

То есть, в принципе, вы не исключаете возможности объединения с украинской армией?

– А почему бы и нет? Там такие же работяги, как и у нас, такие же простые люди.

Тогда как вы объясните тот факт, что в других областях Днепропетровской, Запорожской, Харьковской не возникает движения, подобного вашему?

– Люди боятся вслух заявлять о том, что хотели бы видеть свои области в составе Новороссии. Люди боятся репрессий и войны. Сегодня идет война белого и черного, война добра и зла, война народа с теми, кто пытается им управлять, наживаясь на нашей крови. Мы наконец-то начали говорить правду, но это мало кому нравится. Мы наконец-то начали возмущаться. Это тоже мало кому нравится. А Новороссия – она случится. Несмотря ни на что – ни на информационные войны, ни на большие жертвы, ни на отток беженцев, ни на финансовые трудности у нас и финансовое благополучие у олигархов. Новороссия будет. И будет действительно с народовластием, с тем порядком, за который мы сейчас боремся. И никто другой, кроме тех, кто сейчас проливает кровь, не имеет права претендовать даже на малейший кусочек власти в новой республике. Тех, кто прекрасно понял, о чем речь, милости прошу в бригаду «Призрак».

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.