Интернет занял огромное место в нашей жизни. По статистике, более 70 миллионов россиян ежедневно используют его для получения информации. Соблюдение авторских прав при этом мало кого заботит. Пиратствует (смотрит бесплатно фильмы, слушает музыку и т. д.) в сети почти каждый россиянин. Но свобода в сети все же ограничена. Во-первыхморально-этическими нормами и правилами. Во-вторых, государство взяло на себя функции «большого родителя» и приглядывает за нами. И с Интернет-пиратством в России, между прочим, борются и даже издают антипиратские законы. Однако нужно ли ограничивать права и свободы россиян в Интернете? Работают ли все эти «сетевые инициативы» чиновников? Да и стоит ли вообще бороться с пиратством? Об этом в интервью с известным экспертом в области авторского права, практикующим адвокатом, членом правления Ассоциации пользователей Интернет и членом штаба «Пиратской партии России» Саркисом ДАРБИНЯНОМ.

«ФЗ № 139, по сути, был первым законом, который установил ограничения для оборота контента в сети. Основания для внесудебной блокировки сайта: педофилия, пропаганда суицида, информация о наркотиках, способах их употребления и распространения»

 Саркис, и статья  29 Конституции РФ, и всякие международные соглашения и конвенции гарантируют людям, помимо всего прочего, свободу мысли и слова. Но сегодня очевиден тренд на введение цензуры в Интернете или «фильтрацию контента», выражаясь языком официальных органов. С чем это связано?

 Это мировая тенденция. Связана она с увеличением трафика и количества пользователей. Ограничения вводят в целях обеспечения публичных интересов и нераспространения запрещенной законом информации. До 2012 года Рунет называли самым свободным. Но с принятием ФЗ  139 «О защите детей»  все изменилось. Вообще, когда речь идет об онлайн фильтрации, то, прежде всего, политики разных стран начинают говорить о педофилии, о распространении детской порнографии в сети. ФЗ  139, по сути, был первым законом, который установил ограничения для оборота контента в сети. Основания для внесудебной блокировки сайта: педофилия, пропаганда суицида, информация о наркотиках, способах их употребления и распространения. ФСКН (федеральная служба по контролю наркотиков) занималась тем, что мониторила сеть на предмет любой информации о наркотиках. Роспотребнадзор  искал информацию о способах совершения самоубийств, а Роскомнадзору поручили поиск педофильского контента. Затем Роскомнадзор определял IP-адрес, доменное имя сайта и вносил его в федеральный реестр. Кроме того, были внесены изменения в ФЗ  149  «Об информации», в статье  15  описаны все основания для блокировки сайтов. А новые положения закона предусматривали, что после добавления сайта в реестр все операторы связи и Интернет-провайдеры доступа обязаны два раза в день выгружать данные из реестра и блокировать сайты. И вместо запрещенной страницы показывается «заглушка», что доступ к сайту ограничен в связи с решением федерального органа власти. Мы с самого начала были против этого закона. Ведь доступ блокировался всем гражданам и к весьма спорному контенту. Защита же родителями своих детей должна производиться по их собственному усмотрению. Но государство, решив, что родители не справляются со своими обязанностями, взяло на себя обязанности «большого родителя».

 А как еще наше государство предлагает ограничивать доступ к сайтам, к той или иной информации в сети?

«ФЗ № 433 ввел запрет на обсуждение сепаратизма. Любой призыв или частное мнение о том, что Республика Крым не должна находиться в составе РФ – является уголовным деянием»

 После принятия ФЗ  139 законодателя уже тяжело было остановить. (Улыбается). «Бешеный принтер»  как иногда называют Госдуму РФ  продолжал выкидывать мятую бумагу из своих недр: один за другим, несмотря на всеобщую критику как Интернет-индустрии, так и общественности, появлялись на свет законы. Правообладатели и государство ставят совершенно разные цели для блокировки ресурсов, но они едины в своем желании контролировать частные коммуникации граждан, запрещая им заходить на какие-то сайты. Появляется ФЗ  398, который предусматривает возможность немедленной блокировки сайта, без какого-либо уведомления владельца, по решению генпрокурора либо его заместителя, если на сайте содержится информация, призывающая к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых публичных мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка. Есть еще ФЗ  97, который также назвали «законом о блогерах», потому как он фактически приравнял последних к журналистам. Так, если страницу блогера посещает более 3000 уникальных пользователей в сутки, то этот блогер обязан зарегистрироваться в спецреестре и ему отменяется право на анонимность он обязан указывать ФИО и контактную информацию, а также выполнять ряд других обязанностей, которые ранее были применимы к журналистам, работающим на зарегистрированные СМИ. Кстати, Роскомнадзор может зарегистрировать блогера и сам. Также ряд изменений был внесен в законодательство после присоединения Крыма к РФ. Так ФЗ  433 ввел запрет на обсуждение сепаратизма. Любой призыв или частное мнение о том, что Республика Крым не должна находиться в составе РФ  является уголовным деянием. За публичный призыв к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ, грозит штраф от 100 до 300 тысяч рублей либо обязательные работы, либо лишение свободы до 3 лет. Если действие происходит в Интернете, то еще жестче  до 5 лет лишения свободы. Есть и ряд дополнительных наказаний. Например, главный редактор может быть лишен на 4 года права занимать свою должность, если публикация такого рода была в СМИ.

 Ну, а соцсети? Призывов к сепаратизму, как и прочей гадости, там достаточно.

 В законодательстве не содержится определения того, что такое призыв. Это довольно субъективная категория, которая всегда трактуется правоохранительными органами фривольно. Но если ваша статья или публикация будет в радикальной форме, где вы говорите о нелегитимности референдума, то это может быть расценено как призыв к сепаратизму. Уголовные дела уже начали появляться. А поскольку наше законодательство не содержит определения, что такое репост и ретвит, то, соответственно, любое действие расценивается как распространение информации. Даже если вы не были автором публикации, но сделали репост у себя на странице, это уже может быть причиной для возбуждения дела. Прокуратура сейчас активно мониторит «Вконтакте». В прошлом году, например, за репост записи одного из профессоров МГУ сотрудники следственного комитета и ФСБ прям в коридорах учебного заведения встретили и привлекли к ответственности. Ну и еще один из самых скандальных законов  это ФЗ  242  «О персональных данных», он был изменен, внесены новые положения, которые начнут действовать с сентября 2016 года. Новые положения говорят, что все Интернет-сервисы, которые работают в России, должны осуществлять первичную обработку персональных данных россиян на серверах внутри РФ. Персональные данные, то есть, любые данные, которые позволяют идентифицировать лицо, теперь отчленены от самого субъекта и не зависят от его желания. Вы не можете доверить третьему лицу, например, «фейсбуку», обрабатывать ваши персональные данные. По сути, этот закон  продолжение идеи цифрового суверенитета, который все чаще исповедуется многими государственными деятелями. В России даже обсуждали создание внутренней сети «Чебурашка», которая была бы независимой, работая по принципу китайской.

«Проблема в том, что наличие авторских прав, особенно когда речь идет о какой-то цифровой информации, очень сложно проверить»

 Саркис, с 1 мая в России вступает в силу вторая версия антипиратского закона, которая уже сейчас подвергается большой критике. ПочемуИнтернет-сообщество так недовольно?

 Потому что этот закон даст правообладателям возможность обратиться в суд и, заявив о нарушении авторских прав, потребовать блокировки любогоИнтернет-сайта. На деле это означает, что суды будут заняты разбирательством совершенно нелепых ситуаций. Так, например, владелец какого-нибудь поста в социальной сети «Одноклассники» может обратиться в суд из-за того, что его пост кто-то скопировал и разместил на своей странице. И потребовать вместе с этим заблокировать «Одноклассников». Или же любой музыкант может потребовать блокировки сайта только из-за того, что на форуме этого сайта кто-торазместил ссылку на скачивание его песни. Сумасшествие будет просто невероятное. Проблема в том, что наличие авторских прав, особенно когда речь идет о какой-то цифровой информации, очень сложно проверить. Законодательство России устанавливает, что права авторов охраняются с момента создания произведения. Не требуют никаких формальных процедур. Поэтому всегда тяжело понять, а является ли человек действительно правообладателем либо этокакой-то самозванец, который выдает себя за правообладателя? И я  сторонник того, чтобы охрана авторского права сегодня производилась по новым правилам. Как это, например, установлено для промышленной собственности. То есть, если вы хотите, чтобы государство вам выдало охранный документ, вам надо оторваться от стула, отнести свой товарный знак в специальный реестр, заплатить госпошлину, после чего информацию о вас внесут в реестр, где каждый, кто хочет проверить ваши права, сможет их проверить. Создание такого реестра было бы хорошим решением для Интернет-индустрии.

«В Германии, например, пользователям, нарушившим авторские права (посмотревшим фильм или послушавшим музыку в Интернете), рассылают по почте штрафы»

 Но сегодня многие страны борются с пиратством. И контроль за соблюдением авторских прав в Интернете усиливается не только в России.

 Да. И часто доходит до абсурда. В Румынии, например, полиция арестовала 63-летнюю пенсионерку за то, что она выкладывала в сеть какие-то музыкальные альбомы. Теперь ей грозит уголовное наказание. В Финляндии в 2012 году полиция ворвалась в дом к 9-летней девочке, подозреваемой в нарушении авторских прав, и конфисковала лэптоп за то, что она скачивала музыкальный альбом финской поп-певицы Кису. Отцу девочки предъявили штраф в 600 евро. Россия не самое худшее место в плане борьбы за чистоту соблюдения авторского права. Известны более суровые практики. В Германии, например, пользователям, нарушившим авторские права (посмотревшим фильм или послушавшим музыку в Интернете), рассылают по почте штрафы. Во Франции долгое время действовал антипиратский закон «Hadopi», или закон трех предупреждений. То есть, сначала ты получал предупреждение о том, что ты нарушаешь авторские права или качаешь запрещенный контент. После третьего предупреждения провайдер имел право отключить тебя от сети. Впрочем, закон был признан неэффективным, и от него отказались.
Да и от нашего антипиратского закона, думаю, эффективность будет нулевой. Так, за время действия первой его версии заблокировали несколько сотторрент-трекеров, но на их месте появилась тысяча других. А сейчас уже есть стриминговые сайты, на которых фильмы даже скачивать не надо  смотри онлайн.

«После введения того или иного запрета включается эффект Стрейзанд. Он заключается в том, что ограничение доступа к какой-то информации через суд ведет к тому, что посещаемость ресурса увеличивается в десятки, сотни раз»

 В общем, бороться с пиратством в Интернете бесполезно

 Да. А блокировать какие-то сайты или контент не только бесполезно, но и контрпродуктивно. Потому что после введения того или иного запрета включается эффект Стрейзанд. Он заключается в том, что ограничение доступа к какой-то информации через суд ведет к тому, что посещаемость ресурса увеличивается в десятки, сотни раз. Если до судебного запрета никому эта информация не была интересна, то после принятия решения о блокировке всем становится интересно: «а чего там?». Этот эффект мы уже многократно ощущали в Рунете. Недавно вот пытались защитить Валерия Сюткина. На одном из популярных сайтов вышла фотокарточка с его изображением и надписью «Бей бабу по лицу»  это если мягко выражаться. Мама Сюткина пожаловалась в Роскомнадзор, что ее сына оскорбляют, и Роскомнадзор подал в суд на сайт с требованием запретить эту фотографию. Фотографию с сайта, конечно, убрали, но если до суда о ней зналокакое-то узкое сообщество, то после того, как новость о суде показали по некоторым федеральным каналам, о карточке Сюткина узнал весь Интернет. И, конечно, начал ее быстро копировать. То же самое с объектами авторских прав. От практики запретов надо отказываться. Проблема с пиратством, на мой взгляд, вообще высосана из пальца. Борьба с пиратством  это борьба старого мира с новыми технологиями. Она была всегда. Сначала боролись с магнитофонами, которые воровали часть прибыли. Потом с радиостанциями, которые транслировали музыку широкой аудитории и тем самым отнимали прибыль у производителей пластинок. Потом появился Интернет, который убил сетевые радиостанции. Пиратство меняет подходы к ведению бизнеса, меняет рынки, но не убивает их. Более того, оно никак не уменьшает доходов авторов. Если посмотреть на динамику, то видно, что в мире стало производиться в десятки раз больше музыкальных альбомов, выпускаться в десятки раз больше фильмов, и каждый год создается все больше контента. Рынки показывают, что зарабатывают все: музыканты, сценаристы, режиссеры, артисты и прочие. И когда-нибудь, когда уйдет аналоговое поколение и технологии поглотят всех, в один момент станет понятно, что бороться с пиратством дороже, чем его использовать. Однозначно: я уважаю авторское право и считаю, что нельзя использовать чужое авторское право для собственной прибыли. Но мы говорим о цифровом пиратстве как о личном некоммерческом использовании любых объектов, которые защищены либо не защищены авторскими правами. Такое пиратство должно быть легализовано во всем мире. Надо копировать все и быть счастливым.

«Пиратство меняет подходы к ведению бизнеса, меняет рынки, но не убивает их. Более того, оно никак не уменьшает доходов авторов»

ДЛЯ СПРАВКИ:

Саркис Симонович Дарбинян родился 16 апреля 1983 года в Петропавловке-Камчатском. В 2005 году окончил юридический факультет Российской таможенной академии по специализации «гражданское право». Дополнительное образование: Business law, Организатор: Language Agency «Speak+ Ltd.», квалификация: Legal English, 2007;

Практикующий адвокат адвокатской палаты города Москвы. Сферы практики  Интернет-право, авторское право, права на результаты интеллектуальной деятельности, регулирование оборота информации в сети, защита прав и интересов СМИ/журналистов/блогеров.

Автор множества публикаций и исследований в сфере законодательства и правоприменения в области Интернет-технологий, в частности авторского права,гражданско-правового оборота информации в сети Интернет (в т. ч. персональных данных, криптовалюты, диффамации), правоприменения в области онлайн цензуры, защиты свободы слова и самовыражения.

Сопредседатель Ассоциации пользователей Интернета; Ведущий юрист общественной организации «РосКомСвобода»; Член штаба федерального конвента«Пиратской партии России»; Руководитель общественного проекта «Время менять копирайт».

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.