После событий на Украине многих коробит от слова «национализм». Мы опасаемся людей, связанных с этим словом, русских людей в том числе, потому что не хотим повторения украинской трагедии. Но что мы знаем про национализм, что мы знаем про русский национализм? Об этом мы беседуем с русским философом, журналистом и политиком Константином Крыловым. Мнение редакции не всегда совпадает с мнением нашего собеседника, однако мы рекомендуем познакомиться с его идеями.

***

– Константин, услышав послание президента Путина Федеральному собранию, в сети заговорили о том, что русский национализм стал официальной идеологией РФ. Вы согласны с этим мнением?

– Начнём с того, что это невозможно даже технически. Официальная идеология не может быть создана или существенно изменена несколькими словами в одной речи, даже президентской. Смена официальной идеологии – это, как минимум, изменение генеральной линии вещания основных СМИ, соответствующее изменение правоохранительной системы, возможно – изменения в законодательстве. И, помимо всего прочего, масштабные кадровые перемены. Ничего подобного в России не происходит. Во всяком случае – пока.

Похоже, русским, которых двадцать с лишним лет не замечали в упор, пытаются найти место в рамках существующей идеологии «многонациональности»

Однако некие подвижки в русском вопросе усмотреть в речах президента действительно можно. Похоже, русским, которых двадцать с лишним лет не замечали в упор, пытаются найти место в рамках существующей идеологии «многонациональности».

Напоминаю: в речи президента слово «русский» звучало только в жёсткой связке с крымской темой. И это далеко не случайно. Дело в том, что все республики в составе России являются «национальными», то есть нерусскими. Республики принадлежат «нацменьшинствам», «титульным нациям». У них имеются особые права, официальные и не очень – например, право на свою элиту, право на защиту интересов титульной нации (формально этот термин убрали, но реальность, им описываемая, осталась) в пределах и за пределами республики, право торговаться с Москвой, а не только выполнять её указания, и так далее. Русские же, не являющиеся титульной нацией ни в одном субъекте РФ, рассматриваются как своего рода диаспора, не имеющая ни своей земли, ни своих прав.

Признано, что у русских есть какие-то святыни — не Кремль, конечно, русским такого не положено – но всё-таки античный город с европейской историей плюс «город славы русских моряков». Это довольно серьёзно

Исключением является недавно присоединённый Крым. Он является именно что республикой – но при этом без нерусской титульной нации. На то, чтобы отдать республику татарам, не пошли – по многим причинам. Официально сделать его русским тоже нельзя, однако и игнорировать, что это по факту русская земля – тоже нельзя. В результате найдено было решение: признать, что хотя бы в Крыму русские есть. Нет, это далеко ещё не признание русских титульной нацией хотя бы в одном субъекте РФ, за это придётся побороться.  Более того – на территории Крыма у них есть как минимум две святыни: Херсонес и Севастополь. То есть признано, что у русских есть какие-то святыни — не Кремль, конечно, русским такого не положено – но всё-таки античный город с европейской историей плюс «город славы русских моряков». Это довольно серьёзно.

Ну а что касается русского национализма – сейчас стоит требовать хотя бы того, чтобы он был законно признан. Как признан законным национализм татарский, кавказский и прочие национализмы народов России.

– А что такое русский национализм сегодня? Вы можете объяснить людям, которые в этих вопросах несведущи?

– Русский национализм сегодня, именно сегодня – это один из вариантов европейского национализма. То есть это учение, согласно которому русская нация имеет право на собственное национальное государство, где русские составляют большинство и где права русского большинства будут утверждены и обеспечены демократическим путём. Так же, как обеспечены и утверждены, например, права поляков в Польше, евреев в Израиле или венгров в Венгрии.

– Что значит быть русским в вашем понимании?

– А что значит «моё понимание»? Это что, дело вкуса? Разве возможна ситуация типа «мне этот человек кажется русским, а вот ему он кажется китайцем»? Да нет, в реальности такого не бывает. Не бывает ничего подобного и в отношении других народов. Никто не спросит, «что такое армянин в вашем понимании», или «что такое чеченец в вашем понимании». Потому что ответы очевидны: национальность определяет происхождение родителей и воспитание в раннем возрасте. Варианты тут, конечно, есть – для кого-то важнее происхождение мамы, а для кого-то папы, например. Но это тоже не чьё-то личное мнение, это национальная традиция.

Так вот, русские – такой же народ, как чеченцы или армяне, например. Русским человека делают русские родители и воспитание в раннем возрасте. В девяноста процентах случаев можно сказать, что если у человека русский язык родной, то он русский. В оставшихся случаях человек обычно сам знает, кто он (например, русскоязычный еврей).

– А почему мы вообще задаём себе этот вопрос? Что в нём такого сложного?

– А вот что: мы постоянно слышим о русских, что «никаких русских нет», что они «народ, смешанный из многих народов», что если скрести русского, то мы найдём «татарина», и что «нельзя вообще говорить о каком-то русском этносе». Разумеется, русские начинают сомневаться в себе. Когда тебе постоянно твердят что-то, даже бредовое, поневоле начинаешь верить. Вот и русские поверили, что с ними что-то не в порядке. Отсюда и бредовые теории типа «русский – это всякий, кто называет себя русским» (при этом про чеченца или китайца такого не услышишь), «русские – это духовная общность» (опять же, армяне или вьетнамцы почему-то являются общностями вполне материальными), «русские – вообще не народ, а цивилизация» (это уже какая-то безумная гордыня, переходящая тут же в безумное унижение). Ну и так далее – постоянно устраиваются разные пляски и хороводы вокруг «русскости», чтобы только запутать самих русских, чтобы русские ходили и спрашивали всех, «да кто же мы такие и есть ли мы вообще».

Так вот. Русские – есть. Причём не просто есть: мы – один из самых крупных и самых однородных европейских народов. Принадлежность к нему устанавливается так же, как к любому другому народу. Ничего сложного, как видите.

Россия – как и русский язык, русская культура и всё прочее – это именно СОБСТВЕННОСТЬ, которую, к сожалению, можно отнять, которой можно управлять помимо законного владельца, и так далее

– Что означает связь между русскими и Россией?

– Россия является законной собственностью русского народа. То есть: это земля, которую завоевали, удержали и освоили своим трудом предки нынешних русских. Россия и всё что в ней есть – наше законное наследство. Но тут нужно понимать: Россия – как и русский язык, русская культура и всё прочее – это именно СОБСТВЕННОСТЬ, которую, к сожалению, можно отнять, которой можно управлять помимо законного владельца, и так далее. У русских сейчас нет России как их собственности. Россия – это сейчас «родина ста тысяч народов», проходной двор для кого угодно, но никак не русская собственность. Русским нужно вернуть свою землю себе – в этом и состоит русский национализм как таковой. 

– Какими правами должен обладать русский?

– Если коротко: теми же самыми, которые имеют люди во всём мире. Если подробно: для начала необходимо обеспечить всему населению России (и русским, и всем остальным гражданам) те права, которые нам даровал ещё Государь император Николай Второй, последний законный правитель России, в своём Манифесте от 17 октября 1905 года. Напоминаю, в нём он возложил на правительство исполнение своей воли – «даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов». Сейчас это означает: свобода от полицейского террора, независимая судебная система, свобода слова и печати, уничтожение так называемого «антиэкстремистского законодательства» (абсолютно противозаконного), право собираться мирно и без оружия по любому поводу, право создавать политические партии и союзы и баллотироваться в выборные органы власти.

– С этим имеются проблемы?

– Сейчас любой человек (в первую очередь русский) может быть обвинён в «экстремизме» (например, по статье 282 УК РФ) за любое публичное критическое высказывание в адрес властей или покровительствуемых властями групп населения. Выступил на митинге, написал что-то в интернете – пожалуйте под суд. Далее, суд у нас не является независимым, власть полностью контролирует судебный процесс. При этом машина настроена так, что процент оправдательных приговоров у нас ниже, чем при Сталине.

Что касается свободы слова: государственные СМИ работают на государство, а негосударственные подвергаются жёсткому давлению, если они позволяют себе лишнее. Нет и свободы собраний. Для того чтобы выйти на демонстрацию или на митинг, необходимо разрешение от властей. Чтобы создать политическую партию – разрешение от Министерства юстиции, которое может придраться к чему угодно и разрешения не дать. Придирки, повторяю, могут быть самым нелепыми – жаловаться некуда, разве что в суд, который у нас полностью зависим от государства. Кроме того, существуют тяжелейшие ограничения на политическую деятельность даже зарегистрированных партий.

В демократической стране всё зависит от большинства, а большинство в России – русское

– А зачем все это простым русским людям, которые не интересуются политикой и хотят одного: как-нибудь прожить, не голодая, и вырастить детей?

– Если этих прав не будет, на шее этих простых русских людей будут сидеть упыри и пить кровь. И этих упырей нельзя будет убрать никакими законными и мирными способами.
Но, допустим, у всего российского населения эти права есть. Что дальше? А дальше то, что русские люди, которые составляют большинство населения нашей страны, выберут во власть тех политиков и те политические программы, которые им больше по душе. Это приведёт к тому, что через некоторое время большинство политиков будут предлагать приемлемые для людей программы, и более того – их выполнять. Это не приведёт к немедленному наступлению всеобщего счастья, но позволит начать строить нормальное национальное государство. Именно национальное – потому что в демократической стране всё зависит от большинства, а большинство в России – русское.

– Нужны ли русским какие-то специальные преимущества?

– В некоторых отношениях да, но не потому, что «русские хотят себе больше», а по соображениям справедливости. Например: русский народ понёс в двадцатом веке огромный демографический ущерб в двух мировых войнах и в холодной войне, и сейчас у русских очень плохо с рождаемостью. С другой стороны, есть народы, у которых с рождаемостью всё в порядке. Очевидно, что русские – как и другие народы России, у которых трудности с воспроизводством – имеют право претендовать на особые программы, стимулирующие рождаемость. Но в этом нет никакого ущемления прав других народов и выделения русских – на особые преимущества могут и должны претендовать все народы, у кого есть аналогичные проблемы. Сейчас же ни у кого не вызывает удивление, что в России есть малые народы, которые пользуются особыми льготами? Так вот, иной раз в льготах нуждаются не только малые, но и большие народы: у них есть свои проблемы.

Например, в США афроамериканцы (весьма немалая группа) пользуются особыми привилегиями – это называется «аффирмативная политика» или политика «позитивной дискриминации». Они предоставляются не из расистских соображений, а чтобы компенсировать вред, нанесённый расизмом в предыдущие столетия. Русские тоже страдали от дискриминации, и стоит подумать об аффирмативной политике в отношении русских.
Впрочем, это дело далёкого будущего. Сейчас главная цель русских – равноправие и полноправие. То есть равенство прав с другими народами, и полнота этих прав. Пусть нам вернут хотя бы то, что нам подарил царь!

– Сталин, Екатерина, Пушкин, Лермонтов – русские или нерусские люди?

– Сначала отвечу. Сталин – скорее всего, осетин (по официальной версии грузин), Екатерина – немка (условно, в тот период единая немецкая нация ещё не сложилась), Пушкин и Лермонтов – русские. В этом может лично убедиться любой, кто знает биографии этих людей.

Теперь я спрошу: а почему мы вообще задаёмся подобными вопросами? Разве ответы не очевидны? Более того: почему это вообще кого-то волнует?

И опять я вынужден вернуться к теме антинациональной интеллигенции. Нам постоянно твердят, что «Пушкин негр», но при этом почему-то «Сталин русский». И то и другое является бредом. Чтобы этот бред обосновать, наши либералы в отношении Пушкина включают дичайший, животный расизм, превосходящий фашистский. Да, именно так: даже пресловутые «нюрнбергские законы» были мягче – человек с одной восьмой «неарийской» крови (как Пушкин) считался всё-таки «арийцем». Эти же товарищи, судя по всему, придерживаются печально знаменитой американской теории onedroprule), согласно которой любая примесь негритянской крови делает человека негром… Примерно такого же уровня сверхрасизм они включают по отношению к любому русскому человеку, у которого способны найти хоть каких-то нерусских предков, даже легендарных. Например, я регулярно читаю статьи, где доказывается, что химик Менделеев – еврей, так как у него, видите ли, «еврейская фамилия».

С другой стороны, когда нужно доказать, что какой-нибудь злодей типа Сталина или Троцкого – русский, эти же люди включают тему «духа». Дескать, неважно, от кого произошёл Сталин – важно, что он, видите ли, был «русским по духу» (дальше доказывается, что русские всегда любили жестокость и кованый сапог на шее). То же самое говорят и о других не вполне удобных исторических персонажах: они почему-то все оказываются «типичными русскими». Я же считаю, что ведущие такие разговоры люди – лжецы, подлецы и, помимо всего прочего, расисты.

Русские – чрезвычайно терпимый, толерантный народ. В отличие от некоторых других народов, они легко уживаются с кем угодно, и не считают людей другого происхождения неполноценными или плохими

– Русским можно быть по происхождению или по принятию, сделав осознанный выбор в ту или иную сторону?

– Возникает вопрос: а зачем нужно «становиться русским»? Какова цель подобного акта?

Русские – чрезвычайно терпимый, толерантный народ. В отличие от некоторых других народов, они легко уживаются с кем угодно, и не считают людей другого происхождения неполноценными или плохими. Если иностранец может всю жизнь прожить в Японии, Китае или Германии, и к нему всё равно будут относиться как к иностранцу, то русские довольно легко начинают держать за своего любого человека, живущего с ними рядом и не выпячивающего свои национальные особенности. К этой черте русских можно относиться по-разному, но это факт. Если же у человека русская фамилия – пусть даже взятая им самим – и он хотя бы формально числится православным, то обычно его начинают считать «просто русским как все».

С другой стороны, есть люди, которые называют себя русскими, когда им это выгодно, а остальное время считают себя кем-то другим. Например, я лично знаю человека, который в один и тот же день – правда, на разные аудитории – сказал: «мне стыдно, что я русский» и «я горжусь тем, что я грузин». В обоих случаях это был, конечно, осознанный выбор, но у меня подобный выбор почему-то не вызывает уважения.

Продолжение следует…

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.