http://superomsk.ru/

Визит в Омск для вхожего в кремлевский пул эксперта, похоже, был необходим для оценки политической ситуации в регионе накануне выборов 13 сентября. В Омской области выберут губернатора и районных депутатов – на кону более 4 тыс. мандатов. Эти выборы называются генеральной репетицией к грядущему избранию депутатов в Госдуму, а также президента России. 

По всей видимости, сделанные Матвейчевым выводы станут основой для деятельности Кремля по отношению к Омской области. 

В ходе визита в Омск Матвейчев, политолог, профессор Национального Исследовательского университета Высшей школы экономики нашел время поговорить с журналистами «СуперОмска» о наиболее актуальных проблемах, которые время ставит сейчас перед россиянами – о выборах, большой политике, а также о Крыме, жители которого боялись кровавой бойни.

– Омские интернет-ресурсы, анонсируя ваш приезд в наш город, писали, что Кремль присылает «своего» человека в Омск. Насколько верно это утверждение, что Олег Матвейчев — человек Кремля?

Кремль работает с определенным кругом политологов, то есть это постоянные собрания, консультации, совещания и так далее. Я человек, который просто входит в этот круг, то есть периодически присутствует на этих совещаниях, где обсуждаются различные внутриполитические проблемы России, проблемы регионов, потому что я специалист по регионам.  Работал сам когда-то в Администрации президента, был как раз в региональном департаменте, поэтому проблемы регионов знаю и поэтому в этих совещаниях участвую.

– У вас достаточно богатый послужной список. Вы уже сказали, что работали в Администрации президента, были замгубернатором в Вологодской, Волгоградской областях, работали в предвыборном штате Медведева. То есть вы знаете, как на выборах побеждать. По-вашему, есть ли что-то единое в предвыборных компаниях победителей?

Общего знаменателя найти, конечно, нельзя. Если посмотреть на практику жизни, которая всегда очень сложна, то можно вывести и сотни победных сценариев. Говорят о том, что есть какой-то общий типаж губернатора или президента, который всегда победит, и есть типаж, который проигрывает. Если взять мировых деятелей, как ныне действующих, так и прошлых, и посмотреть на них, то окажется, что это совершенно разные люди. Инвалид Рузвельт или толстяк Черчилль, Сталин с грузинским акцентом, который плохо говорит на публику, или истеричный оратор Гитлер. Это совершенно разные люди, но все были лидерами своих наций. Поэтому найти какие-то приемы или специальный внешний облик, который идеально подойдет для кандидата, невозможно. Собственно, не от облика все зависит. Все зависит от определенной политической ситуации, которая складывается в данной стране или регионе, и от идей, которые человек выдвигает, или от программы, от его действий, поступков, из которых складывается репутация политика.

– Можно ли сейчас победить, не прибегая к услугам политических консультантов?

Есть ряд политиков, которые не прибегают к услугам политконсультантов, но дело в том, что такие политики являются сами себе консультантами. Хороший пример — Владимир Вольфович Жириновский, который никакими консультантами не пользуется, но сам является великолепным мастером политического имиджмейкерства. Он владеет искусством беседы, искусством провокации, искусством подачи себя, искусством будораживания аудитории, привлечения внимания СМИ к себе. Этим и занимаются обычные профессиональные консультанты, но Жириновскому это не нужно.

Предвыборная работа очень многогранна. Это работа с полями, работа с агитаторами, написание агитационных материалов, работа с журналистами, с медиасферой, это работа с предстоящими избирателями. Очень много направлений в компании, один политик это не потянет, у него всегда есть команда, есть штаб, и политики этим, конечно, пользуются.

– Вот мы вспомнили о Жириновском. В следующем году страну ждут выборы в Госдуму. Если говорить о политических трендах, насколько они меняются, что нам ждать в следующем году, на что партии будут опираться?

Сейчас очень трудно говорить, потому что следующие выборы в Госдуму будут проходить по новой системе: половина будет избираться по партиям, половина – по одномандатным кругам. И как утвердил избирком, округа будут смешиваться: не только городские и сельские, но и сельско-городские. Политикам нужно будет ориентироваться и на сельских, и на городских, и на научно-ориентированных людей. Поэтому здесь придется политикам строить свои программы, исходя из разных категорий избирателей. Нельзя будет выкинуть один лозунг, который пригодится всем. Поэтому будет очень много разных программ, очень сегментированные компании по разным аудиториям, с каждой аудиторией политик будет разговаривать по-своему. Партии будут строить свою риторику на тех принципах, которые у них были обозначены до этого. «Единая Россия», безусловно, будет обращаться к теме патриотизма, коммунисты будут ностальгировать по Советскому Союзу, ЛДПР будут выступать в своем традиционном, чуть-чуть националистическом стиле. Скорей всего, будет участвовать «Гражданская платформа» в том или ином виде, если она определится с новым лидером. Скорей всего, будет участвовать «Родина», которая имеет достаточно неплохие результаты по стране – в смысле различных муниципальных результатов. Скорей всего, проявит себя партия пенсионеров, партия коммунистов России. Вообще 14 партий уже имеет возможность участвовать в Госдуме, если они все мобилизуются, хорошо сдадут документы, то не меньше десятка партий будут участвовать в выборах. У избирателей будет очень хороший выбор, каждый найдет себе кого-то по вкусу.

– Лидеры и кандидаты от оппозиционных партий очень любят подчеркивать, что они оппозиционеры. Мне кажется, что все-таки быть оппозиционером легче. Выглядит так, будто им удобно находиться в оппозиции и они не готовы прийти к власти. Хотелось узнать ваше мнение по оппозиционным партиям.

Здесь с вами я целиком и полностью соглашусь. Даже если мы говорим о системной оппозиции – КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия», ни одна из этих партий по-настоящему не готова взять ответственность за страну или за отдельные регионы. Им удобно находиться в оппозиции, всегда критиковать.

Понятно, что есть некая партийная верхушка в Москве с определенным аппаратом, есть какая-то часть депутатов Государственной думы, которая имеет кабинеты и машины, есть небольшие фракции за собранием регионов. Дальше вниз эти партии не опускаются и, как правило, даже не стремятся. То есть количество муниципальных депутатов очень мало, и самое главное – на муниципальных выборах они выставляют только по 10% кандидатов. Грубо говоря, если кандидатов 100, они выставляют только 10. Их муниципальные выборы даже не интересуют, их не интересует большой собственный кадровый потенциал. Представим на секундочку, что завтра по каким-то там причинам коммунисты победили в стране. И у них окажется, что у них нет кадров заполнить не только правительство РФ, не только губернаторский корпус, но и говорить о том, что они заполнили муниципальные уровни, это вообще невозможно. Кадров нет. Соответственно их программы в основном состоят из критики. Ни у одной партии нет, конечно, нелозунговых программ, а с расчетами, которые действительно соответствовали возможностям России, возможностям российского бюджета, регионального бюджета. Избиратель совершенно мудро отдает этим партиям определенный процент голосов. Однако не настолько сумасшедший наш избиратель, чтобы взять и проголосовать за них всерьез для того, чтобы они пришли к власти.

Все любят послушать Жириновского, часто многие соглашаются даже с тем, что он говорит. Но большинство никогда за него не проголосует, потому что знают, что это один человек. Поэтому пока у нас реальная сила — «Единая Россия», которая заполняет все органы власти, хорошо или плохо несет ответственность и работает.

– Если говорить об ответственности. Владимир Путин сделал ответственный шаг в прошлом году, когда мы присоединили Крым после референдума. Я думаю, что это событие разделило жизнь России на «до» и «после». Каково ваше мнение, ведь вы видели все своими глазами и даже написали книгу в соавторстве о крымских событиях.

Первое, что там происходило, — это страх. Когда я туда поехал, тогда заканчивалась Олимпиада, произошло свержение Януковича, уже начали расстреливать людей в автобусах, в том числе крымчан, уже начались события на Донбассе и митинги, в том числе в Крыму. Все страшно боялись, что весь этот майдан переместится в Крым, людей начнут убивать и начнется кошмар. Дети закапывали свои игрушки, чтобы они не достались фашистам, мужики брали дома топоры, вилы и предметы, которые могли служить оружием, и готовили их на всякий случай для самообороны.

Когда стало понятно, что появляются вежливые люди, что Крым никто отдавать не собирается, это было сразу всеобщее воодушевление. В ходу все время был тезис: «Россия нас кинула». И когда стало ясно, что Россия не предаст, было гигантское воодушевление, что случилось невозможное. И это ощущение чуда было у всех, были митинги, все с удовольствием шли на референдум. В том числе и крымские татары, которых рассматривали как какой-то стабилизирующий фактор. Я общался с ними — их абсолютное большинство голосовало точно так же, как и русские, потому что на Украине им жилось совершенно несладко, они не поддерживали ту крымско-татарскую верхушку, которая отрабатывала американско-турецкие гранты и все равно спекулировала на крымско-татарских родных.

– Прошло уже больше года с тех событий. Как происходит интеграция?

Интеграция проходит по-разному. Крым отдельно, Севастополь — отдельно. В Крыму все ветви власти сумели найти общий язык и рука об руку работают по восстановлению Крыма. Да, есть определенные недовольства со стороны крымчан тем, что во власти оказались те люди, которые были во власти при Украине. Но ничего не поделаешь, это профессиональные руководители условно идеологически пристроились, некоторые даже покаялись в своем украинском прошлом и сейчас нормально работают.

Иная ситуация с Севастополем. Севастополь оказался заложником у определенной группировки людей, которая связана с украинскими олигархами, которая связана с определенными антироссийскими силами, которая начала раскачивать ситуацию. Напомню, что вообще в Крыму и Севастополе 5-10% на украинских выборах голосовали за Ющенко и за Тимошенко. То есть они никуда не уехали из Крыма, процентов десять сидят людей, которые сейчас реально работают против России. То есть рассказывают, что им не нравится, губернатора меняем, что он военный, что он неправильно себя ведет, неправильно выделяет земли. А вот то, что предлагают антидепутаты и те, кто за ними стоят, украинские олигархи и местные бизнесмены, это как раз попытка перетереть все в свою пользу. Поэтому все эти сборы подписей, митинги, которые сейчас собирают с патриотическими лозунгами, якобы обращенные к Путину, на самом деле попытка дестабилизировать ситуацию.

Мы задаем вопрос к этим людям: когда Украина грабила Крым и Севастополь 25 лет, когда все предприятия были расхватаны украинскими олигархами, почему вы не собирали митинги? Почему вы не собирали подписи к украинскому президенту? Почему вы не кричали, что грабят Севастополь? Что же вы сейчас так осмелели и стали говорить, что кто-то там грабит Севастополь? И почему вы не приняли до сих пор закон о приватизации и национализации украинских предприятий? Вот здесь очень много моментов, в которых непросто разобраться. 

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.