Если иностранный турист откуда-нибудь из Испании решит составить себе представление об Украине, ему куда угодно – в Киев, во Львов, в Полтаву, но никак не к нам в Крым, потому что исторически, культурно, литературно, да как угодно Крым – это не Украина. Что бы по этому поводу ни говорили Петр Порошенко, Барак Обама, Дэвид Кэмерон, Ангела Меркель или еще какой-нибудь Дональд Туск.

Крым не был Украиной до 16 марта нынешнего года, не является ею и сегодня.

Когда футбольная «Барса» играет у себя дома на «Ноу Камп», ее болельщики обязательно вывешивают на трибунах огромный баннер: «Каталония – это не Испания»

Точно так же и вы, если вдруг решите когда-нибудь побывать в Испании, ни в коем случае не езжайте в Барселону. Когда футбольная «Барса» играет у себя дома на «Ноу Камп», ее болельщики обязательно вывешивают на трибунах огромный баннер: «Каталония – это не Испания». И это не проявление сепаратизма. Это констатация факта. Каталония – это действительно не Испания. И плевать, что политическая карта мира утверждает обратное.

Противостояние с Мадридом уходит своими корнями вглубь веков и выплескивается на поверхность в тысяче деталей – спортивных, языковых, архитектурных, живописных, танцевальных. «Барса», а не «Реал». Каталанский, а не испанский или, точнее, не кастильский. Гауди, а не Эррера. Дали, а не Веласкес. Сардана, а не фламенко.

Что представляет собой любая страна, любой регион, любой город? Сумму достопримечательностей? Нет, это не арифметика. Это не сумма исторических персонажей, музеев, памятников, улиц, площадей и пейзажей. Это… химия. Сложная реакция, в которую вступают все эти «субъекты» и «объекты» у нас внутри.

Я не знаю, как у тысяч других туристов – маленьких прилежных японцев, нагловатых, чувствующих себя везде как у себя дома американцев, все меньше и меньше отстающих от них по этой части россиян – а у меня в Барселоне есть свой индивидуальный вид транспорта. Нет, не такси, не метро и даже не канатная дорога с Монжуика к пляжам Барселонеты.

Мой индивидуальный вид транспорта – машина времени.

Самая настоящая.

Я заглядываю в старинный, состоящий из узких запутанных улочек Готический квартал и оказываюсь в XIV столетии – золотом веке средневековой Барселоны. К тому времени графы  Барселонские,  ставшие королями Арагона, захватили Сицилию, Корсику, Сардинию, взяли Константинополь и  Афины. И именно в ту давнюю пору у каталонцев сформировалось представление о себе как о нации интеллектуалов и первооткрывателей.

Колумб, которого каталонцы считают своим земляком, расположился спиной к Испании и лицом к остальному миру

А вот – в конце знаменитой барселонской Рамблы, почти у самого Средиземного моря – стоит и один из таких первооткрывателей – Христофор Колумб, указывая рукой куда-то в сторону… Нет, не Америки, а Африки. Почему? Ну, об этом надо было бы спросить у скульптора. А впрочем, это не главное, главное, что Колумб, которого каталонцы считают своим земляком, расположился спиной к Испании и лицом к остальному миру.

Однако вернемся в мою машину времени.

На этот раз она принимает вид антикварного синего трамвая, на котором туристы добираются от площади Джона Кеннеди (вот уж не знаю, чем так полюбился барселонцам президент США) до площади Доктора Андреу. А дальше – на таком же антикварном фуникулере на самую высокую точку Барселоны – гору Тибидабу.

Тибидабу в переводе с латыни означает «все это дам тебе!» Фрагмент искусительных слов Сатаны, обращенных к Христу: «Берет Его диавол на весьма высокую гору, и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне». С горы действительно открываются потрясающие виды на город, а кроме того, там находится парк аттракционов, большинство агрегатов которого – Чертово колесо, карусели, американские горки и т.д., и т.п. – сохранились неизменными с тех пор, когда электричество было еще в новинку, а аттракционы на Тибидабу — первым и единственным луна-парком на Пиренейском полуострове.

Моя Каталония, если можно так выразиться, стоит на трех китах.

Гауди почти не покидал свою провинцию и отказывался говорить по-испански, вплоть до того, что объяснялся с рабочими через переводчика

Первый – архитектор Антонио Гауди.

Он оставил после себя восемнадцать сооружений, четырнадцать из которых – в Каталонии, в том числе двенадцать – в Барселоне. Гауди почти не покидал свою провинцию и отказывался говорить по-испански, вплоть до того, что объяснялся с  рабочими  через переводчика.

Его главное произведение – может быть, самый необыкновенный храм в мире – церковь Святого Семейства. Саграда Фамилия была заложена в 1882 году во искупление грехов общества. Гауди провел на строительстве церкви 44 года, поначалу совмещая эту работу со светскими заказами, а в 1912 году и вовсе забросив мирские дела и поселившись прямо на стройплощадке.

Как утверждает знаменитый исторический анекдот, однажды кто-то принялся упрекать архитектора в медлительности, на что Гауди спокойно ответил: «Мой заказчик никуда не торопится».

Летом 1926 года 74-летнего Гауди переехал трамвай. Говорят, он бы  выжил, но таксисты долго отказывались подбирать дурно одетого бродягу. Как результат, один из величайших барселонцев всех времен умер через три дня после несчастного случая в больнице Санта-Крус.

К моменту смерти архитектора в церкви Святого Семейства были закончены только крипта, фасад Рождества и башня Святого Варравы. К началу гражданской войны бывший ассистент Гауди построил еще три точно такие же башни — всего же их должно было быть двенадцать, по числу апостолов, плюс четыре побольше, по числу евангелистов, плюс одна еще больше, в честь Богородицы, плюс самая большая, 170-метровая башня башен, посвященная Христу.

Строительство Саграда Фамилии продолжается и до сих пор. Вроде бы планируется, что оно завершится в 2025 году, но, честно говоря, в это мало кто верит – в конце концов, зря что ли Саграда Фамилию называют «собором, который никогда не будет достроен».

Второй кит моей Каталонии – Сальвадор Дали.

Живописец, график, скульптор, режиссер, писатель, он родился и умер в маленьком каталонском городке Фигерасе, который после смерти Дали стал меккой для почитателей его таланта и просто праздношатающихся и праздноваляющихся на окрестных пляжах Коста Бравы туристов.

Если так пойдет и дальше, скоро русский будет еще одним официальным языком Каталонии

В 1960 году тогдашний мэр Фигераса попросил Дали подарить городу одну из его работ, а художник взял да и подарил целый театр-музей, который был построен по его собственному проекту. Театр-музей открылся еще при жизни Дали, в 1974 году, а его собрание составила собственная коллекция художника. Ну и, наконец, там же, в театре-музее, находится склеп, в котором похоронен Дали.

Помню, я приехал в Фигерас из Барселоны часов в девять утра. У входа в театр-музей уже выстроилась длинная-длинная очередь. Театр Дали – второй по посещаемости музей в Испании после мадридского Прадо. Какой-то каталонец играл на аккордеоне до боли знакомую мелодию. Я прислушался. Точно: «Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете».

Выбор уличного музыканта был неслучайным – русский язык, особенно летом, звучит в Фигерасе едва ли не чаще, чем каталанский или испанский. Правда, большинство наших туристов привозят сюда в организованном порядке, автобусами, с находящегося всего в нескольких километрах от Фигераса побережья Коста Брава, плотно оккупированного любителями пляжного отдыха из России.

Кстати говоря, на горе Тибидабу, у входа в парк аттракционов, посетителей встречают приветствия на разных языках. И первым, в самом верху, значится: «Добро пожаловать!» Так что, если так пойдет и дальше, скоро русский будет еще одним официальным языком Каталонии.

Однако я немного отвлекся.

Мой последний, третий, каталонский кит – это… футболисты «Барселоны». Пожалуй, впервые «Барса» создала уникальную футбольную команду в семидесятых годах прошлого века, когда туда перешел легендарный голландец Йохан Кройф. Потом, в девяностых, тот же Кройф создал в Каталонию великую команду уже в качестве тренера. И наконец уже в XXI веке каталонцы сумели создать суперклуб почти исключительно из своих воспитанников – Хави, Иньесты, Пуйоля, Бускетса, Педро и других. И даже великий аргентинец Месси (добавьте к его фамилии всего одну букву – и получится футбольный Мессия) – тоже воспитанник клуба и значит, почти каталонец.

Дело, конечно, не только и даже не столько в деньгах. Дело в том, что Каталония – это действительно не Испания. Исторически, культурно, литературно, да как угодно

Вы спросите, почему я выбрал именно их – Гауди, Дали и футболистов «Барселоны»? Я отвечу: потому что они, каждый в своем деле, сделали то, чего до них не делал никто.

На протяжении всех последних лет Каталония всерьез требует независимости от Испании.

Это самый богатый регион страны. Там производится около двадцати процентов испанского ВВП. При этом Каталония как регион-донор ежегодно платит в государственную казну на 12–16 миллиардов евро больше, чем получает обратно. В разгар экономического кризиса, когда Испания в долгах как в шелках, а безработица в стране достигает 25 процентов, эта несправедливость воспринимается каталонцами особенно болезненно.

Но дело, конечно, не только и даже не столько в деньгах. Дело в том, что Каталония – это действительно не Испания. Исторически, культурно, литературно, да как угодно. Недаром среди сторонников независимости Каталонии – моя любимая футбольная «Барса» во главе с президентом клуба. Уверен, примкнули бы, будь они живы, к сторонникам независимости и Антонио Гауди с Сальвадором Дали.

Конституционный суд Испании запретил проведение референдума о независимости Каталонии по причине его несоответствия конституции страны. Однако 9 ноября в провинции прошел консультативный опрос о политическом будущем Каталонии. Да, официально он не имеет прямой юридической силы. Но его итоги весьма и весьма показательны. На голосование было вынесено два вопроса: «Хотите ли Вы, чтобы Каталония стала государством?» и, если да, «хотите ли Вы, чтобы это государство было независимым?» В опросе приняли участие более 2,25 миллиона каталонцев в возрасте от 16 лет (в том числе 13 тысяч каталонцев за рубежом), что составляет 42% населения с правом голоса. Более 80% из принявших участие в голосовании высказались за полную независимость от Испании. После обнародования результатов председатель правительства Каталонии Артур Мас заявил, что каталонцы хотят сами решать свою судьбу и публично призвал правительство Испании провести окончательный референдум о суверенитете Каталонии, как это было сделано в Шотландии, а ранее в Квебеке.

Повторюсь, результаты опроса не имеют прямой юридической силы, однако вопрос о том, как долго Мадрид сможет удерживать в составе Испании мятежную провинцию, остается открытым.

Насильно мил не будешь.

Мы, крымчане, совсем недавно еще раз доказали верность этой старой пословицы. Жители Донбасса доказывают ее верность прямо сейчас.

Одна из картин великого каталонца Сальвадора Дали называется «Предчувствие гражданской войны». Надеюсь, одной гражданской войны с Испании было достаточно…

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.