Фото: mega-u.ru

Новая Конституция принята, в сентябре пройдут выборы ­– и Крым окончательно утвердится в составе Российской федерации как субъект, сформировавший органы власти по российскому законодательствуБудучи автономией в составе унитарного государства Украина и юридически, и благодаря сложившимся политическим практикам, Крым свою субъектность потерял. От нее остались лишь атрибуты: конституция и флаг.

Что станет с субьектностью в новых реалиях, какие новые полномочия появятся, а какие Крым потерял – давайте рассмотрим.   

Крымским политикам придется специализироваться – как законодателям в Госсовете, как управленцам в правительстве, как местным администраторам

Анализируя новую конституцию и ее особенности, необходимо понимать сложившуюся в России политическую практику. Особенностью законодательства, определяющего статус и полномочия субъектов федерации, является его «рамочность», и принцип – что не запрещено, то разрешено.

Ситуация эта – непривычная для крымской элиты, которая в своих законодательных баталиях с центром привыкла, что если что-то (функция либо структура) не прописано в законе, и как максимум в Конституции, то это не будет создано, либо реализовано. Например, в Конституции Автономной Республики Крым была детально прописана структура парламента, механизмы его работы. Подобные позиции в российских правовых практиках закрепляются в актах уровня регламента законодательного органа.

Вообще же и новая Конституция, и выборы в сентябре этого года вызывают некоторое напряжение в крымской региональной элите. Ее представителям необходимо интегрироваться в партийную систему России. Это отдельная история, но уже сейчас понятно, что нас ждет ротация региональной элиты, так как ее представительство в высших органах власти ощутимо уменьшается. Политикам придется специализироваться – как законодателям в Госсовете, как управленцам в правительстве, как местным администраторам.

У крымской элиты есть поле игры как внутри региона, так и в отношениях с Россией – на ней лежит ответственность за реализацию предоставленных Конституцией возможностей

Фото: Игорь Гаврилов. Москва, 1975

Депутатов Госсовета теперь будет меньше – 75 вместо 100, а совмещать статус депутата госсовета, другие представительные должности и должности в исполнительной власти – запрещено. Правда, включены механизмы компенсации – есть намерение увеличить количество депутатов, работающих на постоянной основе – с 15 (главы постоянных комиссий ВР АРК) до 25.

Предполагается также, что избираться депутаты Госсовета будут по смешанной системе: процентный барьер, 25 мажоритарщиков и 50 списочников, а пропорции определит отдельный закон. Это важный момент, так как избирательная система в сочетании с анализом политической ситуации позволяет уже сейчас смоделировать будущий состав Госсовета.

В парламент республики прогнозируемо войдут партии, представленные в Госдуме («Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ, ЛДПР), а также партии, которые имеют представительство в парламентах субъектов федерации, в частности, «Патриоты России». Количественное представительство этих партий в Госсовете Крыма можно будет прогнозировать, когда сформируются их региональные представительства и определится руководящий состав. Кроме того, надо будет смотреть, какие механизмы будут предусмотрены или будут возможны для представительства  в Госсовете крымских татар.

Основные права Республики Крым – это избрание Госсоветом Главы республики (ст.62) и право законодательной инициативы (ст.59). Избрание Госсоветом Главы Республики – ключевая точка политического маневра для региональной элиты.

Главное вопрос – то, насколько сильно губернатор будет контролировать крымский парламент

Еще одна норма – разделение или совмещение должностей Главы Республики и Председателя Совета министров. Собственно, ситуация элитного консенсуса (совмещение должностей) или компромисса (разделение) – это и есть поле элитной игры внутри региона и в отношениях с федеральным центром. 

Политические практики в субъектах Российской федерации показывают, что центр власти смещен в пользу глав регионов и исполнительной власти. Конституция РК это подтверждает – стоит посмотреть полномочия Главы Республики. По Конституции он может совмещать свою должность с постом главы правительства, и даже имеет полномочия распускать Госсовет.

Фото: <a href="http://opeka.org.ua/images/news/2101.jpg">opeka.org.ua</a>

Глава Республики избирается не всенародно, а Госсоветом по двум причинам: сохраняется крымская традиция назначения главы Совета министров – главы исполнительной власти, а также  обеспечивается большая управляемость центром нового субъекта федерации. Конституция предусматривает законодательную инициативу – собственно, то, за что крымские парламентарии упорно боролись все годы пребывания автономии в составе Украины. Больше того, при президенте Викторе Януковиче парламентом автономии даже был создан Центр законодательных инициатив – как отчаянный поиск механизма влияния региона на процесс законотворчества. Но ни один из подготовленных центром проектов не стал ни законом, ни даже подзаконным актом.

В феврале глава Госсовета Владимир Константинов об этом опыте, кстати, вспоминал: «Нами принято порядка 58 проектов постановлений и проектов законов, они все не приобрели должную законодательную форму, не рассмотрены и не поданы на рассмотрение. Мы сегодня можем констатировать, что зашли в тупик с этим процессом».

Новая Конституция, конечно, создала поле возможностей для Крыма, но реализация этих возможностей – за политической элитой, которая, судя по всему, вступит в конкуренцию друг с другом.

Теперь об ограничениях.

Ограничения таковы – в России региональный уровень власти в высокой степени консолидирован и находится у губернаторов. Степень влияния региональных законодательных собраний определяется степенью их автономности.

В российской практике существуют факторы, определяющие автономность парламентов:

– доля оппозиционных депутатов, которая формируется по факту и интересам, а не по партийности;

– представленность групп влияния, независимых от губернатора (например, влиятельного центрального и/или регионального бизнеса);

– персональное влияние главы парламента, наличие у него своей группы влияния;

– уровень профессионализма и парламентского опыта у депутатского корпуса, позволяющие самостоятельно разрабатывать и принимать нормативные акты.

Госсовету и главе региона не стоит забывать об институте полномочного представителя президента, подразделениях федеральных органов, которые действуют автономно от органов региональной власти.

Это исполнительная ветвь власти  — территориальные органы федеральных министерств, федеральных служб, федеральных агентств. В частности, региональные органы Министерства внутренних дел, Министерства юстиции, Министерства здравоохранения и так далее.

Возможностей и потенциала для всех ветвей власти достаточно, чтобы в конкуренции, пусть даже контролируемой федеральным центром, реализовать то, о чем говорилось многие годы – наполнить особый статус Крыма реальным содержанием.

СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ

Карать карателей

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.