Платон Беседин. Фото: ruinformer.com

Шкварчание этой недели задалось весомым поводом – губернатора Севастополя Сергея Меняйло пригласили на телепрограмму к главному интервьюеру страны – Владимиру Познеру. Да, бурлили, возмущались бы в любом случае – в городе, а с недавних пор особенно, это любят, – однако, тут повод для нападок выдался знатным. Как же так, губернатора в такую программу позвали! 

Надо сказать, что Меняйло – единственный представитель Севастополя, которого пригласили к Познеру. О чём это говорит? О том, что Севастополь со скрипом, с треском, но входит – в контексте идей и смыслов – в общероссийское пространство, а также о том, что губернатор, нравится это кому-то или нет, остаётся городской персоналией номер один, таков его статус. 

Кому-то – и мы знаем некоторых из них по именам – это не нравится. Кого-то по этому поводу, как говорили в детстве, «жаба душит». И они придумывают странные, если не сказать жёстче, нападки-объяснения вроде: Познера заставили пригласить Меняйло, Меняйло знал ответы заранее – и далее в том же конспирологическом духе. Ясное дело, это помимо грязи, вываленных на губернатора относительно самой передачи. 

Да уж, забавные люди, право. Взять и унизить человека, отработавшего больше пятидесяти лет журналистом, одним из лучших в стране, предъявив ему: «Да ты, гад, продался!». Бурогозы-то думали, что они Меняйло оскорбляют, а оскорбили на самом деле Познера, обвинив его в непрофессионализме и нечистоплотности. 

Вот приходит, например, в передачу к Владимиру Владимировичу Ирина Яровая или Сергей Маковецкий, и в студии происходит скандал, и, оказывается, что вопросы задают неприятные, и что ведущий настроен так себе. А не последние люди ведь, правда? Но выходит, что они куда менее авторитетны, нежели Сергей Иванович Меняйло. Раз тот так легко переубедил Познера делать так, как севастопольскому губернатору угодно. 

Но людям, пишущим глупости, элементарных вещей не понять. Они слишком заняты грызнёй и нападками. Они делают дурноватые коллажи-озвучки, пишут обличительные статьи с одной только целью – унизить главу Севастополя. И я, мягко скажем, не уверен, что это достойный, а главное – конструктивный, эффективный способ решить накопившиеся в городе проблемы. О моральном аспекте данного вопроса, думаю, и говорить не стоит.

Город мало того, что живёт в переходном периоде, а он продолжается (мало того, к нему добавились ещё и украинские блокады, и турецкая агрессия), испытывая объективные трудности, так ещё добавляются и трудности субъективные, когда группа людей сознательно устраивает внутренний раздрай, и Севастополь, бывший ещё недавно символом мужества и единства, соборного героизма, превращается на федеральном уровне в скандалиста и провокатора. И это не дискуссия, не спор даже, через который рождается истина, но убогая, позорящая и людей, и регион свара, бьющая по имиджу самого города. Всякий раз, когда мечутся стрелы в губернатора, стрелы базарного свойства, это дискредитирует и город, и российскую власть в целом. 

Да, критика, безусловно, нужна. Лоялисты подчас хуже оппонентов и даже врагов, однако критика эта должна быть, уж извините за банальность, действительно, конструктивной и предметной. Люди же, которые скатываются на непристойности, которые ведут себя как выгнанные с работы клоуны, позорят сам дух Севастополя. И я опять же не уверен, что, находясь в команде Чалого, они дают Алексею Михайловичу бонусные очки. 

Главный севастопольский кризис сегодня – это кризис кадров. И он во многом искусственно углубляется действиями тех, кто враждебно настроен даже не к самому Сергею Меняйло, а к приходу людей с «материка» в принципе. Меж тем, именно через этих людей, через коммуникацию с ними, должна осуществляться планомерная интеграция Севастополя в общероссийское пространство. Другого пути нет. 

В России же – в новой России – подобный базар, вынос сора из дома, не приветствуется. Потому зачинщики грызни здесь находятся в заведомо проигрышной ситуации. В самих их методах, во многих из них – я не случайно сказал об этом в начале – есть что-то по-детски обидчиво-вздорное. Сидит большой ребёнок и дуется, а жизнь, меж тем, проходит. И постепенно ребёнка с его вздорным характером забывают, он отходит на второй, третий, надцатый план. Никому не нужный.

А ему ещё и скажут при этом: «Сам виноват». 

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.