Если бы Крым действительно был неотъемлемой частью единого организма, то в результате его отделения Украина должна была бы истечь кровью (в экономическом смысле) и пребывать в состоянии болевого шока —опять-таки, в плане экономики.

На деле экономика страны практически не ощутила ухода региона. Что же касается шока, то он был и существует по сей день. Но это не болевой шок от потери руки или ноги. Это, прежде всего, психологический шок от беспомощности, когда сильные люди выносят из твоего дома старый сундук.

После Крымского референдума выяснилось, что никакого иного плана, кроме затяжки времени внутри страны, у Киева не было

Коллективный украинский разум в ситуации с Крымом в первых числах марта включил защитные механизмы и дал новой власти убедить себя в том, что главная задача украинских военных – «продержаться до 16 марта» (даты крымского референдума). Краткосрочный «общественный договор» между новой властью и обществом в отношении Крыма гласил: у власти есть план, и она знает, что делает, поэтому общество всецело поддерживает ее действия.

Признаком патриотизма стало обсуждать движение американской эскадры во главе с авианосцем «Джордж Буш» по направлению к Крыму. Информацию о приближении армады на полном серьезе передавал вполне респектабельный телеканал ICTV, о координации действий украинской власти с американской эскадрой официально (!) заявлял секретарь Совета Национальной безопасности и обороны Андрей Парубий.  

Сейчас Украина – не Государство в «высоком смысле» этого слова; это – Страна, которая может деградировать до Территории

После 16 марта выяснилось, что никакого иного плана, кроме затяжки времени внутри страны, у Киева не было. Да и с союзниками вышло вполне по-булгаковски: «Если тебе говорят, что союзники придут нам на помощь – не верь! Союзники – сволочи!» Вся помощь свелась к выделению пайков и обещанию поставок «нелетального» оружия… О позорном факте размещения украинских военных, выведенных из Крыма, в недостроенном жилье, даже не хочется вспоминать. Фарсовую нотку в «крымскую трагедию» вносили регулярные обращения Киева к Москве с просьбой выделить кредит на оплату российского газа.

На сегодняшний день Украина не является Государством в «высоком смысле» этого слова; это – Страна, находящаяся под угрозой деградации до уровня Территории. Что может вернуть Украине статус de facto Государства? Четкое понимание стоящих перед страной вызовов и готовность дать на них адекватный ответ. Сформулируем три таких вызова: потеря Крыма, демократический выбор и внешняя помощь.

Во-первых, объективная оценка соотношения сил не только в краткосрочной, но и в стратегической перспективе вынуждает Украину привыкать «жить без Крыма». Впрочем, это никак не мешает стране «жить с мыслями о Крыме».

Казалось бы, позиция «вернем Крым после развала России», занятая нынешним киевским руководством, является, с украинской точки зрения, как умеренно реалистичной, так и умеренно патриотичной. Но такая позиция делает Украину не просто стратегическим противником России, а перманентным врагом, который готов участвовать в любых проектах, направленных на развал РФ. Соответственно, для Москвы снимаются многие ограничения в работе на развал Украины. Таким образом озвученная «крымская позиция» Киева, как минимум, неэффективна с точки зрения тех усилий, которые придется прилагать для «сдерживания России».  

Киеву необходимо выстраивать свою «крымскую стратегию» как производную от своей новой «российской стратегии», как бы тяжело это не было

Как бы это ни было тяжело с «патриотической» точки зрения, Киеву необходимо выстраивать свою «крымскую стратегию» как производную от своей новой «российской стратегии», а не наоборот – новую «российскую стратегию» как производную от «стратегии возвращения Крыма». А уже при разработке новой «российской стратегии» необходимо дать трезвый и объективный анализ значения украино-российских отношений для дальнейшего развития Украины.

Во-вторых, парадоксальная ситуация связана с изменением электорального баланса. Так, целая волна «рассуждизмов» патриотически настроенных экспертов и аналитиков, посвященная теме «без Крыма даже лучше», ссылалась на очевидный, казалось бы, факт: в отсутствие крымских избирателей, на Украине резко укрепятся позиции сторонников принципа «одна страна – одна нация – один язык». (Как умеренных, трактующих понятие «нация» в политическом смысле, так и радикальных, исходящих из этнического толкования). Более того, соцопросы подтвердили это предположение.

Даже в отсутствие крымских избирателей, официальный Киев вынужден выполнять те требования, которые в наиболее резкой форме звучали именно из Крыма

Однако, политические реалии – как «внешние», так и «внутренние» – вынуждают власть идти на радикальную децентрализацию, деятельное признание прав национальных меньшинств и закрепление за русским языком статуса регионального в целом ряде областей. Получается, что, даже в отсутствие крымских избирателей, официальный Киев вынужден выполнять те требования, которые в наиболее резкой форме звучали именно из Крыма! На данном направлении Киеву придется, наконец, приступить к решению основного вопроса демократии – нахождению баланса между волей большинства и правами меньшинства.

В-третьих, следующим моментом «посткрымского синдрома» должен стать пересмотр доктрины «Запад нам поможет» со стороны власти и части общества, которое эту власть поддерживает. Если отбросить те неумеренные обещания, которые давались оппозиции зачастую нечего не решающими западными политиками до смены власти, то все недоразумения с «западной помощью» у новой власти связаны с ее нежеланием услышать весьма четкий месседж, регулярно звучащий из Вашингтона и Брюсселя. В упрощенном виде он звучит так: «Действуйте исходя из того, что помощи ждать неоткуда, и тогда у вас будет хороший шанс получить помощь со стороны союзников и увидеть готовность к компромиссам со стороны противников». Таким образом, Киеву необходимо вернуть себе субъектность.

Эти три вызова играют сегодня для «посткрымской» Украины роль того, что не убьет ее, но сделает сильнее. Со всеми вытекающими надеждами и угрозами. 

ПРЕДЫДУЩАЯ СТАТЬЯ

Они сражались за Родину

СЛЕДУЮЩАЯ СТАТЬЯ

Майдан, которого не было

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.