После референдума 16 марта 2014 года, кажется, только ленивый не обратил внимания на то, что один из лидеров «Крымской весны», нынешний премьер Республики Сергей Аксенов носит ту же фамилию, что и автор «Острова Крым» Василий Аксенов.

А вот заглянуть глубже, перечитать культовый роман в новой политической реальности, кажется, не удосужился никто. Между тем, это только первое из десятков совпадений, параллелей, предсказаний и, если угодно, пророчеств, которые может обнаружить в книге внимательный читатель.

 

НАСТОЯЩИЙ РУССКИЙ ПИСАТЕЛЬ ПОДОБЕН ДРЕВНИМ ПРОРОКАМ

Филологам прекрасно известно: настоящий русский писатель подобен древним пророкам. Он видит лучше и дальше, чем обычные люди. Александр Пушкин, Михаил Лермонтов, Николай Гоголь, Федор Достоевский, Антон Чехов, Николай Гумилев, Михаил Булгаков и многие другие русские писатели и поэты не раз и не два «заглядывали» в своих произведениях в будущее России и мира. Несомненно, входит в этот список литературных провидцев и Василий Аксенов.

«Если бы в тот день, когда я поставил точку в рукописи, кто-нибудь сказал бы, что этот роман будет издан в Симферополе, мне пришлось бы парировать: «Умерьте свою фантазию, сударь!» – писал Василий Аксенов в августе 1991 года в предисловии к первому крымскому изданию своего романа. – Теперь совершается чудо, перед которым превращение «полуострова» в «Остров» – несложная работа».

Однако впереди нас, читателей, ждали еще более невероятные чудеса.

«В душе его была тревога, он часто посматривал на светящийся циферблат своих часов… Вдруг что-то случилось с современным механизмом: стрелки, секундная, минутная и часовая, закрутились с невероятной скоростью, словно в бессмысленной гонке, а в рамке дней недели стало выскакивать одно за другим: понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота, воскресенье, понедельник, вторник, среда, четверг…» – завершается роман Василия Аксенова, написанный им в 1977-1979 годах.

Сегодня «бессмысленная гонка» секундных, минутных и часовых стрелок «загнала» нас в год 2014. Давайте теперь попробуем отсюда, из нашего крымского настоящего, взглянуть на аксеновскую антиутопию и определить, какие из его пророчеств сбылись, а какие – пока нет.

Главным политическим праздником Крыма много лет был День Автономной Республики Крым, который отмечается 20 января. Именно в этот день в 1991 году состоялся общекрымский референдум по вопросу о воссоздании в Крыму автономной республики. За восстановление Крымской автономии тогда проголосовали 1.343.855 человек, или 93,26% от принявших участие в голосовании.

Напомним, Василий Аксенов написал свой роман в 1977-1979 годах. Очевидно, что он не мог знать о том, что произойдет в Крыму в 1991 году. Однако главный государственный праздник Острова Крым также приходится на… 20 января. Согласно аксеновскому политико-литературному мифу, в этот день островитяне отмечали День Лейтенанта Бейли-Лэнда.

Главный праздник свободного Острова Крым совпал с датой проведения референдума о восстановлении крымской автономии – 20 января 1991 года

По сюжету романа, 20 января 1920 года был одним из самых засекреченных для советского народа исторических дней, днем ужасающего поражения победоносной пролетарской армии, когда против всей лавины революционных масс встал один-единственный мальчишка, англичанин, прыщавый и дурашливый.  

Вот как описывает Аксенов эти пусть и вымышленные, но очень важные для нас события: «Двадцатое января. Тридцать градусов мороза. Сорокамильное горло Чонгарского пролива сковано крепчайшим льдом, по которому могут двигаться многотысячные колонны с артиллерией. Все соответствовало в этот день логике классовой борьбы: полностью деморализованная и дезорганизованная Добровольческая армия в панике грузилась на дряхлые пароходы в портах Севастополя, Ялты, Феодосии, Керчи, Евпатории; последние боеспособные части, вроде мамонтовцев, марковцев и дроздовцев дрались с налетевшими из горных ущелий татарскими сабельными отрядами… Под сверкающим морозным солнцем по сверкающему льду спокойно двигались к Острову армии Фрунзе и Миронова. Было, правда, немного скользко, копыта коней слегка разъезжались, однако флаги реяли в выцветшем от мороза небе, оркестры играли «Это есть наш последний и решительный бой» и красноармейцы весело матюкались, не наблюдая никаких признаков сопротивления со стороны последнего прибежища классового врага.

Не соответствовало логике классовой борьбы лишь настроение двадцатидвухлетнего лейтенанта Ричарда Бейли-Лэнда, сменного командира одной из башен главного калибра на линейном корабле «Ливерпуль»: он был слегка с похмелья. Вооружившись карабином, офицерик заставил своих пушкарей остаться в башне; больше того, развернул башню в сторону наступающих колонн и открыл по ним залповый огонь гигантскими шестнадцатидюймовыми снарядами. Прицельность стрельбы не играла роли: снаряды ломали лед, передовые колонны тонули в ледяной воде, задние смешались, началась паника…»

В результате, Добровольческая армия воспряла духом и отбила атаку красных. Невольный подвиг английского офицера подарил аксеновскому Крыму независимость от СССР, а вместе с ней и удивительную судьбу, имеющую свои аналоги в мире – но об этом чуть позже.

Таким образом, спустя десятилетия выдуманный Аксеновым главный праздник свободного Острова Крым совпал с датой проведения референдума о восстановлении крымской автономии, то есть, о своеобразном политическом освобождении региона от власти центра.

 

«ПРОБЛЕСКИ ТОРЖЕСТВА»

Безусловно, это всего лишь совпадение, но сдалеко не единственное. Один из героев «Острова Крым» носит фамилию… Мешков. Не оттуда ли, не со страниц ли законченной в 1979 году аксеновской книги материализовался в 1994 году первый и пока последний президент Крыма Юрий Мешков?

Между прочим, аксеновский Мешков был членом Союза общей судьбы, ратовавшего за объединение Острова Крым с Советским Союзом – Россией. «Основная идея Союза – ощущение общности с нашей исторической родиной, стремление выйти из островной эйфорической изоляции и присоединиться к великому духовному процессу человечества, в котором той стране, которую мы с детства называем Россией и которая именуется Союзом Советских Социалистических Республик, уготована особая роль. Мы призываем к размышлению и дискуссии и в конечном историческом смысле к воссоединению с Россией, то есть к дерзновенной и благородной попытке разделить судьбу двухсот пятидесяти миллионов наших братьев, которые десятилетие за десятилетием сквозь мрак бесконечных страданий и проблески волшебного торжества осуществляют неповторимую нравственную и мистическую миссию России и народов, идущих с ней рядом».

Писатель прекрасно осознавал конфликтный потенциал Крыма, Натовская разведка пристально наблюдала за Крымом как «возможным очагом дестабилизации» и в романе, и в исторической реальности

И реальный крымский Мешков стал в 1994 году президентом Республики именно на волне идей о воссоединении Крыма с Россией, то есть, на волне идей об общей судьбе Крыма и России.

Тогда, в середине девяностых годов прошлого века, русское движение в Крыму потерпело поражение, а Мешкову пришлось спасаться бегством в Москву. Сейчас, двадцать лет спустя, другой однофамилец – на этот раз не литературного героя, а самого автора романа – Сергей Аксенов вместе со своими соратниками воплотил-таки идею общей судьбы Крыма и России в политическую реальность. 

Антиутопия Василия Аксенова позволяет лучше осмыслить события, происходящие сегодня уже не в художественной, а в политической реальности. Так, к примеру, писатель прекрасно осознавал конфликтный потенциал Крыма. «Андрюша, ты знаешь, на какой пороховой бочке мы живем, в какую клоаку превратился наш Остров… – говорил в романе товарищ министра информации Фредди Бутурлин. – Тридцать девять одних только зарегистрированных политических партий. Масса экстремистских групп». Натовская разведка пристально наблюдала за Крымом как «возможным очагом дестабилизации» и в романе, и – не сомневайтесь – в исторической реальности. Впрочем, в последнем случае, когда речь идет об исторической реальности, прошедшее время надо заменить на настоящее – наблюдает…

Другая параллель – сравнения Крыма с такими регионами, как Гонконг и Сингапур, часто использовавшиеся политиками, общественными деятелями, экономистами и просто интеллектуалами в девяностые годы прошлого века и периодически повторяющиеся и сегодня. Предполагается, что при благоприятном развитии событий Крым может повторить судьбу этих приморских регионов и за короткий промежуток времени превратиться в экономически высокоразвитый регион.

Вот, скажем, фрагмент из интервью Сергея Аксенова в 2012 году:

– Видите ли, можно написать любую, самую превосходную программу развития, но она не будет работать, если не будет людей, которые способны ее реализовать. Очень многое зависит от конкретного человека. В свое время премьер-министр Сингапура, один из создателей сингапурского экономического чуда Ли Кван Ю лично обхаживал каждого потенциального инвестора. Стратегия экономического развития правительства Ли Кван Ю строилась на превращении Сингапура из жалкой отсталой страны третьего мира в финансовый и торговый центр Юго-Восточной Азии, а также на привлечении иностранных инвесторов. В результате Сингапур стал одним из самых высокоразвитых государств не только своего региона, но и мира в целом. Наверное, мне скажут, что, дескать, куда там Крыму до Сингапура, но это неправда. Потенциал Крыма ничем не меньше, а стартовые условия – лучше…»

А вот что мы читаем у Василия Аксенова: «Безвизный въезд, беспошлинная торговля… – все это, конечно, невероятно обогащает наше население, но день за днем мы становимся международным вертепом почище Гонконга». И еще: «Крым… подтянулся в кильватер всяким там Гонконгам, Сингапурам, Гонолулу».

“Наверное, мне скажут, что, дескать, куда там Крыму до Сингапура, но это неправда. Потенциал Крыма ничем не меньше, а стартовые условия – лучше…”

Отдельно стоит остановиться на сравнении Крыма с Тайванем.

«– Хуа – старый тайваньский шпион, – сказал про него Антон девушкам. – Это естественно, Крым и Тайвань, два отдаленных брата».

Сегодня Крым и Тайвань – уже даже не отдаленные, а почти родные братья, имея в виду, что оба они – так называемые «частично признанные территории». Как Китай и ряд других государств не признают независимость Тайваня, так Украина, США и страны Европейского Союза не признают российский статус Крыма.

Сейчас активно идут разговоры о возможном создании в Крыму официальной игорной зоны. И эту идею также можно обнаружить в романе Василия Аксенова: «Возник образ подозрительного злачного места, международного притона».

 

«ОСТРОВ КРЫМ» В СОВРЕМЕННЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЯХ

Как уже говорилось, Василий Аксенов писал свой роман в 1977-1979 годах, когда Крымская область официально была частью Украинской Советской Социалистической Республики, однако об украинской идее, украинцах, украинском языке в книге – ни слова. Герои «Острова Крым» говорят на русском, татарском, английском, итальянском, даже на вымышленном писателем языке яки, но никак не на украинском. И это отличное доказательство абсолютно формальной принадлежности Крыма к Украине и в советские, и в постсоветские годы. Принадлежности, которая завершилась в марте 2014 года материализацией в Крыму «Аксенова 2,0».

Как говорит один из второстепенных героев романа господин Меркатор, «обожаю все русское! И это вовсе не потому, что имею одну шестьдесят четвертую часть русской крови, как наш последний Государь, а просто потому, что мы здесь, на Острове, все, и даже татары, каким-то образом причисляем себя к русской культуре».

«Я надеюсь, что мой роман не только увлечет крымчан своим довольно бурным сюжетом, но также поможет им в осмыслении истории своего края, как будто специально созданного Творцом для воплощения многонациональной гармонии», – писал Василий Аксенов в августе 1991 года.

После акции «Остров Крым» Служба безопасности Украины возбудила по этому факту уголовное дело по статье о нарушении территориальной целостности государства

Как минимум, «Остров Крым» увлек политиков и политтехнологов, которые время от времени вспоминают об аксеновском романе и эксплуатируют его в своих проектах. Вспомним, например, скандальную акцию «Остров Крым», организованную в 2006 году молодежным движением «Прорыв», в ходе которой ее активисты символически перекопали перешеек, отделяющий Крым от материковой части Украины.

«После заявления лидера Украинской национальной ассамблеи, депутата Верховной Рады Украины Юрия Шухевича о том, что националисты из УНА-УНСО объявляют мобилизацию и едут в Крым вести войну против Черноморского флота России, а фактически, против всего юго-востока Украины и против российско-украинской дружбы, а также после заявлений крымских татар о том, что они будут строить в Крыму свой халифат, а тех русских, которые не успеют уехать, вырежут, мы – крымское молодежное движение «Прорыв» – решили действовать более радикально и организовали 19 января 2006 года театрализованную акцию в честь праздника Крещения Господня и 15-летия образования автономной Республики Крым. Акция была организована на законных основаниях – за несколько дней до этого мы письменно уведомили власти о ее проведении, при этом подчеркнули, что это не политическая акция, а народное представление, посвященное вышеупомянутым праздникам. Представление было поставлено по роману Василия Аксенова «Остров Крым» в современной интерпретации, я выступал в качестве режиссера-постановщика и художественного руководителя», – рассказывал лидер «Прорыва» Алексей Добычин.

Вскоре после акции «Остров Крым» Служба безопасности Украины возбудила по этому факту уголовное дело по статье о нарушении территориальной целостности государства и депортировала Добычина за пределы страны.

Еще одна попытка использования аксеновского романа в политических целях относится к  2009 году. Тогда в Крыму было создано общественное движение, которое так и называлось «Остров Крым». Затем на его базе известный украинский политик Инна Богословская создала  избирательный блок «Остров Крым». На одном из митингов в Симферополе Инна Богословская цитировала аксеновский роман: «Василий Аксенов в своем гениальном романе «Остров Крым» сказал: «Вот моя Родина, вот мое счастье – Остров Крым посреди волн свободы». …Крымчане – это жители с особым менталитетом, они не всегда идентифицируют себя с Украиной. Поэтому, чтобы в будущем у нас не возникало проблем, чтобы здесь, не дай Бог, не появилась новая горячая точка, власть обязана предоставить Крымской автономии реальные полномочия». Что сказать, тоже предвидение.

Хочется верить, что теперь Крым станет настоящим «Островом Окей» со стильной Феодосией, небоскребами Севастополя, виллами Евпатории и Гурзуфа, минаретами и банями Бахчисарая, бессонной Ялтой и ультрасовременным Симферополем

Три с половиной месяца назад Крым вернулся в состав России, остались в прошлом многие политические аналогии романа, но на дальнюю полку убирать его рано: и пропасти, и взлёты предугаданы в нем талантливо. Процесс настоящей, полноценной интеграции полуострова только начинается. И вот ещё цитата из Василия Аксенова: «О-хо-хо, мороки-то с этим воссоединением, – вдруг заговорил «Окающий». – Куда нам всех этих островитян девать? Сорок партий, да и наций, почитай, столько же… кроме коренных-то, татар-то, и наших русаков полно, и греков, и арабов, иудеи тоже, итальянцы… охохо… даже, говорят, англичане там есть…»

C англичанами придётся чуток погодить, но у «островитян» и жителей российского материка впереди много совместной работы, в результате которой, хочется верить, сбудется главное предсказание Василия Аксенова – Крым станет настоящим «Островом Окей» со стильной Феодосией, небоскребами международных компаний Севастополя, сногсшибательными виллами Евпатории и Гурзуфа, минаретами и банями Бахчисарая, американизированными (в хорошем смысле этого слова) Джанкоем и Керчью, вечно пританцовывающей, бессонной, стоязычной Ялтой и, конечно, поражающим воображение своей ультрасовременной архитектурой Симферополем.

И, Крым, как мечтал герой романа Андрей Лучников, даст новый импульс России – станет «электронным зажиганием для русского мотора на мировой античной трассе».

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.